Уходя, оставить след… Эмилий Николаевич Арбитман – историк искусства и художественный критик

0
111

Э.Н. Арбитман в публикациях о современных саратовских художниках всегда держал в памяти наследие выдающихся мастеров, стоявших у истоков местной традиции, творческий потенциал которых выводил их искусство далеко за её пределы. Он любил повторять, что провинциальность – понятие отнюдь не географическое. Его статья в сборнике «Мир русской провинции». (СПб. 1997). «Изобразительное искусство в художественном мире Саратова на рубеже Х1Х и ХХ веков» как раз и посвящена доказательству того, что «уровень искусства в Саратове той поры менее «провинциален» – вопреки условиям среды, чаще всего неблагоприятным для его развития». (С. 124)

Там же он сформулировал и один из парадоксов, рождённых раздумьями о своеобразии и законности понятия «саратовская школа»: «Если бы В.Э. Борисов-Мусатов, П.В. Кузнецов, А.Т. Матвеев и другие художники из Саратова не стали всероссийски известными мастерами, если бы значение их творчества, сохранившего свои индивидуально-стилистические оттенки и рельефно очерченную духовную содержательность, не вышло бы за пределы края, очевидно, бесспорность понятия «саратовская школа» возросла бы». ( С. 112)

«К содержанию понятия «саратовская школа» – так назывался его доклад на седьмых Боголюбовских чтениях в Радищеском музее в апреле 2000 года, посвящённых 130-летию В.Э. Борисова-Мусатова. Э.Н. Арбитман обнаружил разночтения в самом толковании этого понятия, акцентировал роль П.С. Уткина в сложении долговременных черт саратовского пейзажа, показывал опасность стилизаторских попыток «возрождения» прерванной традиции.

«Школа, в известном смысле ограничитель поиска. Будем вспоминать слова Гогена: «Система не рождает гениев». (С. 40). О малой плодотворности прокламируемого возрождения самозванно приватизированного творческого наследия выдающихся мастеров «саратовской школы» писал он и в статье «Традиция: трамплин или убежище?» («Саратовские вести» 15 сентября 1992 года). «Подражательные искания», если воспользоваться терминологией Сергея Маковского, всегда настораживали его, он видел в них путь заведомо тупиковый.

Пожалуй, наиболее развёрнуто своё понимание двойственной природы традиции Э.Н. Арбитман изложил в своём буклете к выставке Андрея Мыльникова в залах краеведческого музея города Энгельса, проходившей в августе-сентябре 1997 года: «Традиция омертвляет творческую силу, нивелирует таланты, укорачивая их до уровня общеупотребительных образцов, ставит преграду творческому поиску. Она является опорой консерватизма. Но традиции-канону противостоит традиция – аккумулятор духовного опыта человечества, которая обеспечивает непрерывность творческого процесса, устойчивость художественных форм и связанную с этим преемственность – как необходимое условие развития».

Едва ли не последняя публикация Эмилия Николаевича – статья о другой генерации саратовских живописцев, – «Школа Н.М. Гущина», напечатанная в сборнике «Краеведение в школе и в вузе» (Выпуск 4, Саратов. 1902), тоже посвящена проблеме бездумного или осмысленного освоения традиции. Николай Михайлович Гущин – художник-репатриант, вернувшийся на родину после второй мировой войны, оказал в 1950-е годы влияние на группу одарённых саратовских живописцев, условно именуемых гущинской плеядой.

Отдельные произведения мастера, как и одного из его последователей  (М.Н. Аржанова) были замечены Арбитманом ещё в 1960-е годы в написанном им разделе советского искусства путеводителя по музею (1969) и в предисловии к первому музейному альбому (1965). Специальная его публикация «Творчество Н.М. Гущина» появилась в газете «Авторское право» 2 июля 1993 года. Концептуальная эта статья вызвала неоднозначную реакцию, но, как и в случае с монографией о Н. Ге, обойти поднятые им проблемы, соглашаясь с автором или же возражая ему, не сможет уже ни один серьёзный и честный исследователь.

Рассуждая о гущинской генерации саратовских живописцев, Э.Н. Арбитман в последней статье справедливо отмечал, что влияние мастера «имело широкий спектр оттенков – от усвоения его художественной системы до нерассуждающего подражания». (С. 41). Последнее виделось ему наименее плодотворным. Исследователь был убеждён «в неоднозначности творческих потенциалов учеников Н.М. Гущина, как и в различии их творческих исканий и художественных результатов». (С. 42).

Оказавшись в оппозиции к официальному художеству Саратова, эта группа живописцев развивалась как бы параллельно ему, не слишком часто пересекаясь с ним на областных выставках и оставаясь достаточно чужеродной преобладающему облику их экспозиций. И надо согласиться с автором, что «термин «школа Гущина» «вряд ли точно или полностью передаёт смысл явления», что «менее всего это «школа» в академическом смысле», что уместнее термин «круг», вернее выражающий его.

Здесь же он дал необычайно высокую оценку искусству безвременно ушедшего живописца следующей уже генерации художников, но связанного дружескими отношениями с младшим поколением мастеров плеяды, прежде всего с Виктором Чудиным. Речь о Романе Мерцлине. Памяти мастера Э.Н. Арбитман посвятил статью «Не рассказчик, а аналитик и поэт». («Богатей», сентябрь 1999). Говоря о невосполнимости такой потери для саратовского художества, он убеждал в плодотворной действенности мерцлиновского искусства: «Его художественное наследие продолжает независимую от автора жизнь. Ему безошибочно можно будет предсказать и долголетие, и расширяющееся воздействие, и благодарную память – всё это обеспечивается мощным эстетическим потенциалом».

Эти слова относятся и к творческому наследию самого Эмилия Николаевича, тоже продолжающему независимую от него жизнь. Долголетие этого наследия обеспечено интеллектуальным потенциалом, искренностью и серьёзностью подходов к любым явлениям. Жизненное кредо учёного, нигде развёрнуто не сформулированное, читается в частых оговорках на страницах его публикаций: «Наиболее заметной чертой А.В. Скворцова была внутренняя независимость, стремление оставаться самим собой и говорить своё. У него была позиция и начисто отсутствовала поза», – писал он в одной из рецензий. («Заря молодёжи» 21 декабря 1985 г.)

Продолжение:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя