Уходя, оставить след… Эмилий Николаевич Арбитман – историк искусства и художественный критик

0
111

С 1980 по 2001 год публикации Эмилия Николаевича по независящим от него обстоятельствам появлялись за пределами музейных изданий. Это были статьи об искусстве 19-го века, а также очерки о современных саратовских живописцах, публикуемые журналом «Искусство», альманахами «Советская живопись», «Панорама искусств», сборниками Московского института истории искусств, а также многочисленные рецензии в журналах «Волга» и «Новое литературное обозрение». Отдельные его статьи появлялись в малотиражных сборниках Саратовского университета и Саратовского педагогического института.

Кроме статьи о Ге, он опубликовал в журнале «Искусство» №. 3 за 1985 год очерк жизни и творчества основателя Радищевского музея Алексея Петровича Боголюбова, где убедительно определил место художника в координатах отечественного и европейского пейзажа его времени, объяснив и причины того «картинного» впечатления, которое оставляют его пейзажные этюды: «Работы Боголюбова вводят нас в мир тонкой и глубокой художественной культуры. Следуя пониманию, что искусство не только воспроизведение и подражание, а интерпретация, живописец добивается законченности впечатления не количеством деталей, а верностью целого». (С. 69).

В этом же журнале №. 3 за 1984 год появилась развёрнутая рецензия Арбитмана на книгу «А.И. Савинов. Письма. Документы. Воспоминания». Л. 1983, посвящённую одному из родоначальников «саратовской школы», книгу, подготовленную к изданию сыном известного художника, профессором живописи   Г.А. Савиновым. В отзыве этом проявились черты, характерные для всей достаточно обширной арбитмановской рецензистики: оценку издания он использовал как повод высказать и собственный взгляд на решаемые в нём проблемы. А творчество Александра Савинова, художника и педагога, всегда представлялось ему необычайно интересным и по-своему очень значительным.

Это вовсе не означает, что рецензент был недостаточно внимателен к тексту издания. Особенно он выделял написанный сыном А.И Савинова очерк его жизни, который привлёк Арбитмана чертами, близкими ему самому: тем, что, по его словам, текст этот «соединяет точность лишённых всякой безаппеляционности оценок с богатством фактологии и яркостью реалий, которые, будучи безошибочно выделены, в исторической перспективе укрупняются и придают неповторимость ушедшей эпохе. И раскрывают образ интересного художника в контексте его времени». (С. 71).

Внимание Эмилия Николаевича к местной художественной традиции, ощутимое уже в ранних публикациях, сохранилось до последних его дней. Любопытно, что явления сегодняшней художественной жизни Саратова он рассматривал с той же взыскательной серьёзностью, что и живописное наследие больших мастеров прошлого, ставшее классикой отечественного искусства. Впервые это бросилось в глаза при обсуждении в конце 1970-х его статьи, посвящённой картине Анатолия Учаева «О земле». Сама интонация рассуждений о полотне сравнительно молодого тогда саратовского живописца, характер требований, предъявляемых ему, показались явно завышенными.

Время показало правоту критика. Десятилетие спустя статья эта с известными поправками, которые внесла дальнейшая эволюция художника, была опубликована журналом «Искусство» (1990 № 2) и казалась уже достаточно убедительной. То же самое можно сказать и об арбитмановских статьях, посвящённых творчеству других саратовских живописцев, хотя и написанных гораздо позднее, но опубликованных раньше – «Борис Давыдов» («Советская живопись». Выпуск 8. М., 1986) и «Евгений Яли» («Советская живопись». Выпуск 9. М., 1987). Лучшие из саратовских мастеров обретали в его восприятии масштаб общероссийский, и это убеждение, подкреплённое пристальным анализом их искусства, передавалось читателям.

Продолжение:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя