Тишайший царь бунташного века

0
69

“Медный бунт”, 357-ю годовщину которого мы отметили 4 августа, был одним из многих, сотрясавших XVII-й век, век бунташный. Но русскому царю Алексею Михайловичу это не помешало войти в историю под прозвищем “тишайший”.  О том, как правил в бунташные годы тишайший царь, рассказывает профессор Михаил Васильевич Жеребкин.

 

Русское государство во всей своей многовековой истории не имеет сколько-нибудь значительных периодов, когда бы оно развивалось при благоприятном внешнем окружении и спокойной внутренней жизни. Войны с внешними врагами, внутренние мятежи и смуты сменяли друг друга, нередко давили на страну одновременно. По-разному справлялись с бедами одни государи, не справлялись с ними другие. Особое место в ряду русских государей занимает второй царь романовской династии Алексей Михайлович, принявший престол в 1645 году. Конфликтность эпохи нашла отражение в прозвище царя — Тишайший — и времени, когда он правил, — бунташный век. Так соединилось в одном лице несоединимое — в бунташный век правил тишайший царь. Целью настоящей статьи видится анализ внутренних вызовов, которые вызревали из совокупности противоречий в государстве, и мер, которые вынужден был предпринимать государь, совершенно не склонный к жестким решениям.

К противоречивости характера царя и века добавим и принципиально разные оценки результатов его трудов. Приведем два высказывания. Первое: «…царь Алексей Михайлович был искусный воин, даровал отечеству своему твердые законы, учредил войска, устроил на границах крепости и образовал внутреннее устройство России.
 Ежели монарх сей не успел во многих предприятиях, то виной сего были обстоятельства, в век его неизбежные» [1, с. 12–13]. Второе высказывание, такое же четкое в своей характеристике царя: «…он был мало способен и мало расположен что-нибудь отстаивать или проводить, как и с чем-либо долго бороться… В царе Алексее не было ничего боевого; всего менее имел он охоты и способности двигать вперед, понукать и направлять людей…» [2, c. 210 ].

Столь отличающиеся характеристики царя Алексея Михайловича, принадлежат авторам разных поколений. Первую дал еще в первой трети XIX века русский историк и географ В. Н. Берх. Вторая принадлежит известному историку В. О. Ключевскому, который как бы входит в понимание обстоятельств, в которых пришлось править Алексею Михайловичу, подразумевая, что мало кому удалось бы с ними легко расправиться. Ключевский пишет: «Разносторонние отношения, старинные и недавние, шведские, польские, крымские, турецкие, западнорусские, социальные, церковные, как нарочно, в это царствование обострились, встретились и перепутались, превратились в неотложные вопросы и требовали решения, не соблюдая своей исторической очереди…» [3, c. 211].

Рассмотрим теперь, какие трудности довелось преодолевать Алексею Михайловичу, отметив вначале, что было ему всего 16 лет, когда он встал у руля государства.

Так сложилось к этому времени, что все сословия были недовольны властью. Помещики требовали закрепощения крестьян, посадский люд был недоволен наличием большого количества людей, освобожденных от налогов, купцы были против предоставления льгот иноземным купцам. И была еще одна большая общая проблема: у государства, которое едва оправилось от последствий Смуты, не было денег. На таком фоне будут разворачиваться «бунташные» действия.

Руководитель правительства боярин Б. И. Морозов и близкие к нему чиновники попытались решить эту проблему простым, как им казалось, способом: повысили пошлины на соль и отменили стрелецкие и ямские налоги. В результате пострадали все — казна, купцы, рыбопромысловики, простой люд. Неудачный эксперимент отменили, приказав взыскать задним числом деньги по отмененным налогам за два прошедшие года. Челобитчики отправились в Москву, но их жалобы попадали не к царю, а к всемогущественному Морозову и его чиновникам.

В июне 1648 года всеобщее недовольство вылилось в бунт, который фактически был создан приближенными к царю. Бунтовщики ворвались в Кремль, разгромили боярские дворы, самым жестоким образом расправились с чиновниками. Стрелецкие полки отказались выступить против мятежников. Царь со слезами на глазах, говоря, что его сердце этого не выдержит, едва упросил бунтовщиков пощадить боярина Морозова.

Тишайший царь бунташного века
Соляной бунт в Москве, 1648. Худ. Лисснер Э. 1938

Этот московский бунт имел особое значение для молодого царя Алексея и ряд последствий для страны. Тихая и беззаботная жизнь кончилась, наступала пора управлять государством в такое неспокойное время. Это первое последствие июньского московского мятежа. Вторым его следствием стали бунты в других городах страны, куда дошли вести, что царь позволяет бить сильных людей. Наверное, можно с определенной уверенностью утверждать, что и реформа законодательства, ускоренное принятие Сборного уложения стали третьим следствием восстаний, всколыхнувшим власть и Россию. Еще волновались дальние города на востоке страны в Сибири, как загудели колокола в Пскове и Новгороде. Горожане восстали против отдачи хлеба шведам. Пришлось царю посылать к Новгороду отряд ратных людей с князем И. Н. Хованским, который осадил город, и одновременно объяснять в письме жителям, что платит он шведам деньги из казны за возвращение домой православных христиан, и что нельзя государству быть без хлебной торговли.

Но если новгородцы покорились и лишь немногие из них пострадали от власти, то в Пскове мятеж оказался затяжным, Хованский был встречен стрельбой. Осада города, вылазки осажденных, сражения — настоящие военные действия разыгралась под стенами древнего города. Лишь к осени удалось царским воеводам замирить Псков. Восстания в Новгороде Великом и особенно в Пскове показали непрочность царской власти на окраинных западных и северо-западных землях русского государства. Впрочем, в середине 50-х годов XVII века неспокойно было в целом в государстве. В это время страна вынуждена была вести войну с Польшей за Украину. Война подрывала тощий бюджет государства. Опять нужны были деньги.

Алексей Михайлович по примеру своего отца царя Михаила Федоровича запросил с народа «пятую деньгу», то есть 20 процентов с дохода, стал брать взаймы у монастырей и богатых купцов, но эти способы не решали проблему. Ситуацию усложняло то, что в стране не было серебра, из которого делали деньги. Хотя уже тогда считалось, что «Русская земля на золото и серебро урожайная; однако сыскать не могут, а когда сыщут, то мало: к тому делу московские люди не промышлены…Правда, можно было бы допустить до этого дела иностранцев с их капиталами и знаниями, при условии определенных гарантий; но в том-то и дело, что в московские гарантии иноземцы не верили» [4, c. 204–205].

Московское правительство стало чеканить свои деньги из слитков импортного серебра или из немецких иохимсталеров (ефимки), которые разрезали на четыре части и ставили на них штамп в 25 копеек — четверти, полуполтинники. Потом заменили серебро на медь и стали делать медные полтинники, а вслед за ними и более мелкие медные монеты — алтынники, грошевики и копейки, уравняв их не с порченой серебряной монетой, а со старыми русскими серебряными копейками. Бюджет на этом имел колоссальную прибыль. Так, из меди стоимостью один рубль и 60 копеек можно было начеканить 100 рублей мелкими медными деньгами и получить на этом 98,4 % чистой прибыли. В этой прибыльной операции правительство пошло еще дальше: расплачивалось за все медными деньгами, а налоги собирало только серебряными. Сказочные прибыли привели к этому делу множество мошенников, подделка государственных денег стала ремеслом. Наводнение страны медными деньгами привело к их обесцениваю. Назревал новый бунт, он и случился в июле 1662 года.

Продолжение:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя