Революции и путчи: почему в России всё не так?

0
407

Как известно, все разбираются в 5 вещах: педагогике, медицине, искусстве, экономике и политике. Вот почему статьи на темы глобальных политических потрясений так любят комментаторы.    

События 1991 года в СССР значительная часть интернет-знатоков называет почему-то революцией. От этого не легче: революция получилась неудачной, особенно в сравнении с “бархатными революциями” в странах соцлагеря в 1988-1990 годов.

Удачными революциями являлись вовсе не те, что свергают “кровавый режим”, а те, которые приносят кардинальное (в чем и отличие революций от реформ) улучшение жизни народа. В России таковых не было никогда. Все российские революции принесли народу только войны, страдания, разруху. Поэтому я принципиально против любых социальных революций, осуществляемых насильственным свержением власти. На смену одним негодяям приходят другие, вот и все перемены.

Боюсь, как дьявольской напасти,

освободительных забот:

когда рабы приходят к власти,

они куда страшней господ.

Игорь Губерман

Пожалуй, среди читателей  найдется мало людей, которые будут утверждать, что в 90-х годах, после “революции” 1991 года, народ стал жить лучше, чем в 80-х. Еще хуже в 90-х стало только в постсоветской Югославии, но это совсем другая история. В отличие от тех же ГДР, ЧССР, ПНР, ВНР.

Почему?

Потому что ГКЧП-91, а также события 1993 года и не революция вовсе. Обратимся к Владимиру Ильичу Л., главному отечественному теоретику революций и “великому практику”, как назвал его Владимир Владимирович М.:

«Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы „низы не хотели“, а требуется еще, чтобы „верхи не могли“ жить по-старому».

«… не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь … когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия…»

(В. И. Ленин, «Крах II Интернационала» )

Насколько в конце 80-х низы не хотели жить по-старому? Вот так, чтобы люто ненавидеть власть и желать властителям смерти, как это было в 1916-1917?

Да ни на сколько. Во-первых, в 70-80-х выросло благосостояние населения, близкого к источникам благ (производство, система перераспределения). Массовое жилищное строительство позволяло сдавать в пожизненную аренду гражданам новые квартиры. Более того, появилась возможность приобретать квартиры в собственность через жилищные кооперативы. Не у всех, разумеется, а у жителей больших городов. В городах маленьких серой и бедной жизнь была всегда.

Да, народ достали “мелочи быта” – постоянный дефицит всего и вся. Когда качественные одежду, обувь, мебель, и даже продовольствие нужно было “доставать”. Но скажем прямо, очереди 80-х за “дефицитом” не сравнить с очередями 1963-1964 за хлебом. Поэтому-то в Новочеркасске у народа был повод выйти на площадь под пули “слуг народа”. А в 80-х не было настолько тяжелой ситуации. Не смотря на то, что в 1982 году партия и правительство, принимая Продовольственную программу, открыто заявили о проблемах с продовольственным обеспечением.

Получается, что к 1990 году степень недовольства “низов” жизнью по-старому была слишком мала, чтобы говорить о революционной ситуации.

Кого и не устраивала тогдашняя жизнь, так это партийно-хозяйственные “верхи”. Партноменклатура, “теневики” страдали от того, что не могли открыто тратить заработанное (кое-где порой наворованное).

Получается, что верхи гораздо сильнее низов не хотели жить по-старому.

Но вполне могли перестроиться.

Горбачев осознавал, что основной причиной застоя в экономике являются нерациональные траты на оборону. При этом российское руководство исходило из установки полувековой давности “кругом враги, они хотят нас захватить”. Чтобы снизить расходы на оборону и направить деньги на улучшение жизни народа, нужно было подружиться с Западом. Как это удалось в 70-х Брежневу – не сдавая своих позиций, не в ущерб интересам страны.

Можно вспомнить и опыт Сталина, который в 30-е годы воспользовался мировым экономическим кризисом и Великой Депрессией на Западе, чтобы привлечь в СССР лучшие зарубежные кадры, которые осуществили индустриализацию. Фактически, находясь в окружении врагов, СССР наращивал индустриальную мощь силами этих же врагов. Сталин продавал золото (поскольку других ресурсов тогда было немного), чтобы укрепить национальную экономику.

Но у Горбачева и его окружения в итоге как-то так получилось, что интересы страны были проданы за пресловутые окорочка Буша и хорошее отношение лично к нему со стороны мировой общественности.

Интересы партноменклатуры при этом учтены не были. Жить стало не лучше, хоть и веселее. В итоге та же номенклатура попросту сместила неугодного генсека. Как это было в 1964 со смещением Хрущева. Вот только в 60-е Хрущева сместил умный человек, который понимал, что не может быть экспертом во всем, и ценил профессиональных советников. А в конце 80-х вместо мягкого и болтливого прожектера страной управлять начал стал неадекватный самодур, марионетка теневиков и заевшейся партноменклатуры.

Кстати

Девятнадцать миллионов партийцев, которым дорого было социалистическое отечество, в 1990 году юридически могли сформировать собственный состав партсъезда, снять Горбачева, переизбрать ЦК, разработать и принять новую программу развития.

И, наконец, третье условие, названное Лениным, не выполнялось вообще: наличие организации, которая подняла бы революционно настроенные массы на борьбу. Самих масс-то не было. Как и сейчас. Декоративные оппозиционные партии озабочены проталкиванием своих представителей во власть для защиты интересов собственных, а вовсе не народных.

Получается, что в 1991 году в стране не было революционной ситуации, а был обычный номенклатурный переворот. Как и в 1993 году, когда конституционный строй был изменен несколькими указами поддержанного партноменклатурой президента.

А что народ?

Продолжение следует…

С чего всё началось: Итоги августов: Чехословакия, СССР, Украина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя