Какую “дезу” Мюллера Штирлиц хотел передать Сталину?

0
39
Штирлиц так часто был близок к провалу, что в итоге провалился и попал в гестапо. Хитрый Мюллер решил организовать побег Штирлицу, но не просто так.

Как известно поклонникам творчества Юлиана Семёнова, “Семнадцать мгновений весны” заканчивается тем, что Штирлиц возвращается в Берлин. Следующая (по хронологии сюжета) повесть называется “Приказано выжить”. Мюллер легко вскрывает шифр Штирлица, передает через Юстаса Алексу информацию пополам с дезинформацией, но главный концерт у него впереди.

Он – в который уже раз! – подумал, что сделал ошибку. Еще есть время,
чтобы уйти по цепи ОДЕССы одному. “Это моя цель в большей мере, чем Бормана, хотя, конечно, партия держит в руках такие узлы, которые мне неизвестны, но еще не поздно, еще есть верные “окна” на Запад… А если Борман все-таки уйдет? Или договорится с русскими, что, в общем-то, одно и то же? Тогда мои дни сочтены, Борман мне никогда этого не простит, меня уберут, это очевидно… Но то, что Штирлиц д о л ж е н, обязан просто-таки сделать, будет моей коронной партией. Сталину будет трудно не поверить тому, что возьмет с собою Штирлиц. П р а в д а Гелена с заложенной в нее
л о ж ь ю, сработанной мною, – такое страшнее любой бомбы. Верно я обещал Борману – это взорвет их и вызовет такой шум в России, что они его не переживут, это раскачает их, брат восстанет против брата, кровь польется, головы полетят… А когда безлюдье и страх, тогда привольно соседям…”

Что затеял “папаша Мюллер”?

С помощью компрометирующих материалов генерала Гелена Мюллер составляет документы на маршала Конева, Жукова, Говорова, членов Политбюро. Во время штурма Берлина Штирлиц должен бежать к своим, прихватив документы.

Какую "дезу" Мюллера Штирлиц хотел передать Сталину?

Компроментирующие материалы Гелена (через пять лет после окончания войны он возглавит контрразведку новой Германии – ФРГ) не были выдуманы “диванными” фантазерами, как это часто бывает в эпоху Интернета и соцсетей. Основаны они на более информированных источниках.

Книга под условным названием “Красная библия” содержала досье на советских политических деятелей, генералов, конструкторов, министров. Информацию Гелен собирал, используя данные агентуры, внедренной в Россию, опросы пленных.

Он провел два месяца с Власовым, беседуя с ним и его ближайшим окружением, перепроверяя то, что было уже заложено в “библию”, и добавляя новое, что принес с собою изменник. При этом любимец Сталина генерал Власов, зная многие публичные и интимные секреты высшего руководства страны, был в первую очередь интересен немцам как носитель этих секретов, а вовсе не “военных” тайн.

По этому поводу в том же произведении Юлиан Семенов устами Мюллера отмечает:

Память Власова выборочна. То, что обыкновенный человек легко забывает, предатель помнит обостренно, истинный сплав логики и эмоции, попытка п о д т а щ и т ь всех чистых под себя, грязного; предательство – категория любопытная, изменник хочет оказаться третьим, он всегда ищет – в оправдание себе – первых и вторых…

К слову, ценность настоящей разведки как раз и заключается в скрупулезном сборе любой информации, которая может выстрелить по потенциальному противнику через год, десять, пятьдесят лет. Как иначе объяснить, что о забытых документах проверки Генеральной военной прокуратуры СССР 1947-1949 годов о бое у Дубосеково (о том, что имена 28 панфиловцев были наобум названы горе-журналистом и умело раскручены пропагандистами) вспомнили именно накануне 70-летия Великой Победы? Это ведь тоже выстрел из прошлого.

К таким выстрелам можно отнести и фантазии Александра Солженицына, который в своих “исторических” произведениях, особенно о временах сталинского правления, привел гору цифр, сплетен и историй, о недоказанности которых заявляет там же, лично. Однако и по сей день “сталинисты” и “антисталинисты” дружно используют материал Солженицына для построения собственных фантазий “как все было на самом деле”. И та и другая сторона фактически рекламирует подрастающему поколению Солженицына, хотя его произведения если и могут представлять ценность для кого-то, то исключительно с литературно-эмоциональной, но никак не с исторической стороны.

Мало кто из развлекающихся в “ностальгических” пабликах соцсетей и на “ностальгических” сайтах подозревает, что “фактура” о Ленине и первом десятилетии Советской власти основывается на воспоминаниях политэмигрантов во главе с Лейбой Бронштейном (Троцким). А антисталинская “фактура” о Сталине – на мемуарах палачей и вертухаев, которые, в отличие от Сталина, имеют прямое отношение к репрессиям. Недаром же Хрущев в свое время отказался от идеи люстрации. Иначе он пошел бы под суд одним из первых.

Еще меньше народа умеет грамотно донести до нынешних читателей правду о том, о чем врут Солженицины-Резуны-Суворовы. В первую очередь этому мешает хор “обличителей антисоветских провокаций” и “сталинистов”, которые от одиночества и безденежья самоутверждаются на создании таких контраргументов, после которых “аргументы” того же Солженицына или Резуна кажутся вовсе не такими уж бредовыми.

Это – тоже воздействие того самого “портфеля Гелена-Мюллера”.

Что было в книге дальше?

После бегства Мюллера и Бормана, в здании, где содержится Штирлиц, происходит взрыв, подстроенный Мюллером. Штирлиц тащит портфель с фальшивыми документами, но случайный советский солдат на улице стреляет в него. Раненого Штирлица подбирают немцы, а по портфелю проезжает танк.

…Через два часа танк Т-34 номер “24-9” под командованием младшего
лейтенанта Нигматуллина, прорвав оборону мальчишек “гитлерюгенда” на Ванзее и разворачиваясь,, перепахал левой гусеницей портфель, где лежали те “документы” Гелена – Мюллера, которые должны были оказаться в руках русских…
Случай есть проявление закономерности: Красная Армия решила судьбу спланированной провокации Мюллера просто и однозначно, превратив бумаги Гелена в коричневое, бесформенное крошево.

Ю. Семенов “Приказано выжить”

Что было на самом деле с “Красной библией”?

Портфель с дезинформацией, который Штирлиц, по сценарию Мюллера, должен был передать Сталину, уничтожен. Но смесь лжи и фактов осталась в архивах многих разведок и контрразведок. До тех пор, пока живо поколение, для которого наша победа в Великой Отечественной и антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне что-то значит, эти сборники и портфели будут существовать, и их содержимое еще не раз будет использовано против России и русского народа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя