Итоги августов: Чехословакия, СССР, Украина

0
174

В ночь с 20 на 21 августа 1968 года в Чехословакии период политического либерализма («пражская весна») закончился вводом в страну более 300 тыс. солдат и офицеров и около 7 тыс. танков стран Варшавского договора.

В ночь на 21 августа 1989 года в Праге и других городах Чехословакии состоялись массовые демонстрации по случаю 21-й годовщины вторжения в страну войск стран-участниц Варшавского договора, послужившие началом «пражской осени», в результате которой спустя четыре месяца образовано новое правительство, в котором коммунисты составляли меньшинство, а Федеральное собрание единогласно избрало Вацлава Гавела президентом Чехословакии.

В ночь на 21 августа 2014 года журналист сидел на Вацлавской площади в Праге и беседовал с бывшим соотечественником, а ныне успешным словацким бизнесменом Кириллом. Разговор за кружкой пива, как водится среди русской интеллигенции, был о мире, о политике, о России. Спустя пять лет после диалога появился повод вспомнить о нём.

Поиск смыслов

– Ты пей пиво-то, пей, – говорил мне Кирилл. – В России этот «Козел» совсем другой. Я еще в восемьдесят восьмом его вкус распробовал.

Кирилл уже давно разменял полтинник. Четверть века назад служил на сверхсрочной в составе Западной группы войск. Потом «успешные менеджеры» партии и правительства вывели советские войска из Восточной Европы, побросав технику и вооружение, которые всплыли через несколько лет в «горячих точках» России. Кирилл мыкался по городам и весям, по истечении срока контракта уехал с семьей к сослуживцу в Братиславу, чтобы вместе развивать российско-словацкие торгово-экономические отношения.

В темноте пражской ночи огни витрин высвечивают громаду Национального музея. У его подножия, в самом начале площади, установлен крест чешским студентам Яну Палаху и Ян Зайицу, которые сожгли себя в знак протеста против оккупации странами Варшавского договора их родной Чехословакии.

– Хорошо, что нельзя предвидеть будущее, – задумчиво говорит Кирилл. – Знание умножает скорбь. Если бы сорок пять лет назад эти студенты узнали, от чего в итоге предохранил эту страну ввод войск, они вряд ли бы вышли на площадь. То же самое и у нас. Если б в 1991-м Владимир Усов, Илья Кричевский и Дмитрий Комарь вдруг увидели новейшую историю России, они бы точно остались дома и мечтали о новой демократической России, сидя на кухне.

– Но чешским студентам хотя бы памятник поставили.

– Да, но их матерям и близким разве от этого легче? И ведь сама гибель молодых людей во время августовского путча в Москве воспринимается неоднозначно. Героями назвали троих погибших, которые в составе агрессивной пьяной толпы совершили нападение на армейскую колонну. При этом колонна ни на какой штурм не шла. Но главное даже не это. Герои погибают за что-то. За Родину, за идею, за жизнь и благополучие близких людей. Ради чего погибли молодые парни в Чехословакии и в Москве? Ради чего гибнут сейчас люди на Украине? За чью свободу?

Итоги августов: Чехословакия, СССР, Украина
Москва. Государственный переворот. 24 августа 1991 года в у Белого дома состоялся траурный митинг в память о погибших в дни переворота молодых москвичах – Дмитрии Комаре, Илье Кричевском и Владимире Усове. Фото Андрея Бабушкина /ТАСС

– Нам когда-то смысл жизни поясняли строкой из песни: «Жила бы страна родная, И нету других забот»…

– Взаимоотношения между людьми весьма сложны даже на уровне семьи. На уровне государства, а тем более между государствами всё ещё сложнее. Всё просто и понятно только дуракам. Революционеры – и наши и европейские – тысячелетиями искали простые решения. Поиск смыслов деятельности сводился к тому, чтобы сменить плохого рабовладельца на хорошего, одного царя на другого, или, как в известном анекдоте, попробовать переставить кровати в борделе.

Я ведь присутствовал в Европе в пору «бархатных революций». Читал не только советскую пропагандистскую прессу. Локомотивом «бархатных» революций было поколение утопистов, или идеалистов, хрен редьки не слаще. Оно считало, что любое изменение системы – к лучшему, что стоит только скопировать и реализовать планы «догоняющего потребления», «и у нас станет не хуже». Хотя если сравнить уровень жизни стран соцлагеря, тем более Чехословакии, Венгрии, ГДР, с советским, то возникнет вопрос: как гражданам восточноевропейских стран хватало совести жаловаться на тяжелую жизнь? От добра добра не ищут, а они искали!

– Им же нужна была независимость от СССР. Так же, как республикам Прибалтики УССР независимость от РСФСР. Так сказать, местечковая национальная идея.

– Прибалтам с выработкой этой идеи было легче, причиной тому – их моноэтничность, определенная автономность даже во времена вхождения в состав Российской империи. В Украине поиском смыслов для незалежности и проведения ради нее революций занималась украиноязычная интеллигенция, которая во времена СССР никому не была известна. Ради самоутверждения они придумали переиначивать на свой лад русскую и советскую историю, выдвинули лозунг «Хотим в Европу!». Вот представьте себе семью, в которой и с психологическим климатом и с материальным положением не все гладко, а тут к вам приезжают вообще откровенные босяки, называются дальними родственниками и просятся к и без того скудному столу. С пустыми руками. И где, спрашивается, смысл?

Бархатные революции как договорняк

– Ты говорил, что протестующие чехи не знали, от чего их спасло вторжение стран Варшавского договора. А от чего?

– Сценарий югославских событий тебе известен? Ну вот, в Чехии тоже было что раздробить, и чем поживиться. И в Венгрии за 12 лет до этого. «Демократические» преобразования недаром начинались с разглагольствований о сепаратизме, «хватит кормить столицу», «хватит кормить дармоедов» – тут по обстоятельствам можно было подставить название любого региона. Но август 1968-го не позволил перекроить послевоенную карту Европы и поделить национальные богатства европейских стран между транснациональными евроамериканскими кланами. А вот спустя 20 лет такое получилось.

Я же эти волнения видел. В Чехословакии в 1989 году никто не верил в успех антикоммунистических выступлений. Учащаяся и рабочая молодежь сами не верили, что они одержат «победу». Многим людям и в Чехословакии и за рубежом показалось странным такое быстрое падение режима. Тогда-то и появилась до сих пор неопровергнутая версия о том, что Джордж Буш и Горбачев просто-напросто поделили Европу: СССР отказался от своих восточноевропейских сателлитов в обмен на экономическую помощь.

– «Ножки Буша?»

– Не только. Советская экономика задыхалась из-за сверхвысоких военных расходов. Заручившись обещанием о ненападении, СССР получил возможность резко снизить эти расходы. В пользу того, что был «договорняк», говорит мягкость и практическая одновременность «бархатных революций» в других соцстранах.

– Но в Румынии-то не обошлось без расстрелов.

– Там случилась очень мутная история. Например, после поспешной казни четы Чаушеску выяснилось, что инкриминированная ему цифра в «шестьдесят тысяч погибших» была надуманной, на самом деле в ходе событий в Румынии погибло около тысячи трехсот человек. Спустя годы опубликованные признания сотрудников ЦРУ и свидетельства некоторых участников тех событий показали, что свержение режима Чаушеску проходило по детально проработанному сценарию. А причиной стала несговорчивость Чаушеску, который не захотел добровольно оставить свой пост и не позарился ни на какие посулы. Ведь ни для кого не секрет, что последние лидеры стран соцлагеря и после «бархатной революции» прожили небедно. То есть для них итоги августа 1989 и августа 1991 – очень даже благоприятными оказались.

– А украинский «договорняк» в чем заключается?

– В том, что украинский олигархат под видом антитеррористической операции проводит сверхзатратную бизнес-операцию. Ему нужен очаг напряженности, чтобы помогать евроамериканским фондам отмывать деньги и откусывать при этом от финансирования себе. Посмотри на карту Украины – ведь бои идут только на Донбассе, который укроолигархи и их зарубежные кураторы страшатся потерять. Ведь в других регионах все относительно спокойно. А тут еще с добровольцами-идиотами подфартило – и в Украине, и в других странах появились самоубийцы, которые считают геройством погибнуть ради смены своего рабовладельца или ради бабла, и на них тоже можно списать деньги.

Это еще гнуснее того, что приписывается Горбачеву, тот «сдал» население своих европейских союзников, украинские власти сдают своих сограждан, которые гибнут за финансовые интересы Порошенко, Коломойского, Фирташа, Рабиновича и их соплеменников! И когда финансирование украинского конфликта иссякнет, уверяю, все организаторы этого бизнес-проекта получат не стенку или электрический стул, а долгие-долгие годы роскошной жизни вдалеке от незалежной и самостийной Украины.

Объевшиеся европейским сожительством

– Но разве уж так ужасны были для Европы итоги революции 1989 года? Вот мы сейчас сидим с тобой в центре Праги, пьем настоящее пиво, говорим о политике, а вокруг кипит жизнь довольных, обеспеченных людей. Может, не все жертвы были зазря?

– Хорошо говорить об этом в Праге. Чехия всегда была экономически сильной державой. Приезжай ко мне в Братиславу. А еще лучше – в Болгарию, в Латвию, или в Украину.

Я видел год назад по телевизору вдохновенные лица украинцев, которые рассказывали, как славно они заживут в ЕС. История учит, что она ничему не учит. Перед вступлением в ЕС все страны-кандидаты подписывают обязательства придерживаться единой общеевропейской политики в той или иной сфере, иметь функционирующую рыночную экономику, а ее производители — быть «достаточно конкурентоспособными» для работы в условиях Евросоюза. Первое ограничение, которое получила Латвия после вступления в ЕС – бананы, которые стали покупать в рамках европейских квот и только по жёстким ценам ЕС. Дорогие и далеко не лучшего качества. Латвия вообще не получает продуктов высшего качества – только второго сорта и ниже, при том, что почти все торговые сети в этой стране чужие. Латвии нельзя производить молочной продукции больше, чем разрешил Брюссель. При вступлении в Евросоюз Латвия лишилась всех своих сахарных заводов – в Лиепае, Екабпилсе, Елгаве. Введены квоты на ловлю рыбы, рыбаки ищут новую работу за рубежом.

Болгария была экспортёром электроэнергии, а теперь покупает электроэнергию на внешнем рынке в разы дороже её реальной стоимости. Когда-то «лучшая в мире помидорная республика» не производит помидоры вовсе.

Но если перечисленные страны приходили в ЕС конкурентоспособными, с чем идти туда Украине? Что сделано в ней за 23 года? Бисмарк за тот же строк собрал экономически отсталые княжества в единую Пруссию. Сталин за 23 года сделал из аграрной России индустриальный СССР – жаль, что с ужасными жертвами и потрясениями. Что сделали украинские правители, получив республику с мощной индустрией, энергетикой, сельским хозяйством? Просто разворовали все, нажитое поколениями, начиная с Российской империи.

– А Словакия тоже недовольна евроинтеграцией?

– Не в диком восторге, я бы сказал. В социалистические времена словацкий аграрный сектор производил достаточно продукции не только для собственного потребления, но и для экспорта, а сейчас до 40% продовольственных товаров в словацких магазинах – импортные. Мясомолочная промышленность контролируется французским капиталом. Вместо картофеля мы выращиваем рапс для производство биотоплива, за что Брюссель предоставляет налоговые преимущества. И отрадно, что правительство понимает, что все не так радужно. А в каких-то случаях национальные интересы становятся главными. Вот недавно словацкий премьер Роберт Фицо по поводу участия Словакии в санкциях против России заявил, что “Словакия является членом Евросоюза, мы хотим быть солидарными игроками, но это не означает, что пойдем, как бараны на скотобойню».

– Словаки так хорошо относятся к русским?

– Не только в этом дело. Действительно, в словацких городках и селах отношение к русским до сих пор позитивное. Его, правда, не сравнить с болгарским – по недавним опросам, 77% болгар за интеграцию с Россией. А мне в разговорах болгарские знакомые и даже случайные прохожие не раз говорили, что жалеют о распаде СССР и отдалении наших стран. Но в данном случае речь идет еще о экономической выгоде. У Словакии очень выгодный контракт с Газпромом, который платит за транзит газа в Словакию – до 2029 года! Понятно, что Братислава не хочет давать “Газпрому” даже повода для разрыва такого соглашения. Ну и наверняка играет роль то, что Роберт Фицо внимательно изучал новейшую историю и сделал выводы из уроков августов 1968, 1989, 1991 годов. Он знает цену, в которую обходятся неумелые политические игры, особенно если их правила сочиняются под звездно-полосатым флагом и при шелесте долларов и фунтов стерлингов.

Прага, август, 2014

Спустя пять лет после этого разговора состоялся следующий. В августе, в Москве, недалеко от улицы, где в этот момент отрабатывалась пресловутая “Методичка Шарпа”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя