Галина Загумённая, лицо саратовского телевидения

0
669

Галине Васильевне Загумённой, выпускнице исторического факультета СГУ, диктору Саратовского телевидения и радио, председателю региональной общественной организации «Мастера искусств и сцены» в этом году исполнилось 85 лет. Коренная жительница Саратова, дочь репрессированного комдива, комсомолка, красавица в конце 50-х годов стала «лицом» открывшейся тогда студии Саратовского телевидения. Тридцать пять лет она проработала на ГТРК «Саратов»: зачитывала официальные сообщения, представляла телезрителям ежедневные новости, вела концерты, брала интервью…

Имя Галины Загумённой хорошо известно жителям Саратовской области. Голос диктора саратовского телевидения с теплыми интонациями делал её своим человеком в каждом доме. И, конечно, желанным, душевным, чуть ироничным другом – объяснит, разъяснит, улыбнется, обаятельная и… модная, привлекательная. Ой, кофточка… Ой, какая прическа…

Фото с сайта: https://om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/19-december-2013-i6833-pryamoi-efir-s-galinoi-zagu
Фото с сайта: https://om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/19-december-2013-i6833-pryamoi-efir-s-galinoi-zagu

Прямой эфир с Галиной Загуменной

Рассказывает Галина Загумённая:

Я родилась в Саратове, в семье врачей. Дед, Стрижков Константин Михайлович, служил машинистом поезда – очень привилегированная должность была в то время. Бабушка, Мария Никифоровна Зеленова, – из мещан, окончила Саратовский мариинский институт благородных девиц, но занималась домашним хозяйством и семьей. Семья была очень религиозная, ходили в церковь в Детском парке, в доме был громадный иконостас. У дедушки с бабушкой родились семь детей – все получили высшее образование, все вышли в люди. Мой дядя Петр Константинович Кронский, старший мамин брат, был актер героического амплуа – высокий, громогласный, работал при И.А. Слонове. У него было 13 жен. Когда спектакль заканчивался, он выходил на угол Рабочей и Астраханской и во весь голос извещал: «Мама, спектакль окончен!» – и мама шла его встречать.
Мой отец родом из Базарного Карабулака – преданный революционер, красногвардеец, создатель первой комсомольской ячейки в Саратове. С мамой они познакомились на первом курсе мединститута, и все годы учебы он за ней ухаживал, а потом пригрозил: «Не выйдешь за меня замуж, пострадает твоя семья». Кто знает, может быть, так и случилось бы, поскольку его родной брат, Сергей Иванович Загуменный, бывший унтер-офицер царской армии, в революцию командовал воинскими подразделениями, а затем стал председателем исполкома Саратовского губернского совета рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов. В общем, мама трусиха была и согласилась. От отца мне «в наследство» остались полные собрания сочинений В.И. Ленина, Карла Маркса и азбука Морзе.
В 1936 году отца арестовали, через год за ним последовал и его брат. Сергей Иванович на тот момент руководил совхозом «Россия» в Базарно-Карабулакском районе; ему приписали участие в троцкистско-зиновьевской группе, а также обвинили во вредительстве.
Нас было трое. Старшая сестра 1931 г.р., я (1934 г.р.) и мамина племянница – дочь ее умершей от туберкулеза младшей сестры (1939 г.р.).

На заре телевидения Галина Васильевна Загумённая была очень популярным человеком, кому доверяли безоговорочно.
В 1950-1970-х годах диктор был не просто «говорящей головой». Он становился и автором передачи, её творцом. Загумённая знакомила саратовских телезрителей с гостями Саратова: Игорем Ойстрахом, Мстиславом Ростроповичем, Галиной Вишневской, Эдитой Пьехой и другими. Она вела программу «Экран собирает друзей» вместе с дикторами других стран, спортивные программы, в том числе, о хоккейном турнире «Золотая шайба» совместно с заслуженным тренером СССР Анатолием Тарасовым, главным тренером знаменитой сборной СССР, была ведущей праздничных концертов, проходивших в Саратове.

Галина Загумённая:

Дикторам было очень тяжело: работали с 9 утра до 12 ночи, почти без выходных. В один и тот же день диктор читал новости и объявления, встречался с гостями в студии и вёл концерты. При этом его могли даже не предупредить, что нужно прийти в концертном платье.
Никаких гримерш, стилистов и парикмахеров, как сейчас – всё делали сами. Да нам и не разрешали пользоваться декоративной косметикой. Считалось, что это вульгарно. Один раз в три года выписывали 100 рублей на платья, точнее, на ткань. А их еще нужно было сшить! Выходили из положения, как могли. У меня муж был военный. Однажды мы с ним пошли на интендантские склады, где хранилось обмундирование, в том числе и прежних образцов. Ему, якобы на особые нужды, списали несколько белых офицерских кителей, оставшихся, наверное, ещё от сталинских соколов. Я с них срезала форменные пуговицы, пришила другие и щеголяла. Мне, между прочим, завидовали! Спрашивали, откуда такая роскошь!
Все передачи шли только в прямом эфире, ведь записывающей аппаратуры просто-напросто не было, и не было ретрансляторов, принимающих Москву и другие города. Ответственность колоссальная. В самый последний момент материал могли снять или изменить. Редактор напишет текст неразборчиво, но читает его диктор, и в случае ошибки виноват оказывается именно он и никто другой! Был такой случай на радио. Вижу, в тексте написано: «Птицы в синей вишне». Подумала, что-то лирическое. Нет, оказывается, документальный фильм о лётчице Ольге Голубевой-Терес «Птицы в синей вышине»! Хорошо, что вовремя внимание обратила!
А на другой день – худсовет, где диктору выговаривают за недобросовестное отношение к работе. Но мы, дикторы, в художественный совет не входили и не знали, какие передачи готовятся! Нас держали за чернорабочих, на которых, случись что, всегда можно отыграться.
Однажды, перед самым эфиром, меня вызвали из студии. И в это время из моей папки кто-то вынул сюжет о спорте. Хорошо, что я запомнила информацию и смогла пересказать ее своими словами. Но разве можно выучить все 35 сюжетов?
Зачастую возникали нештатные ситуации. В первые годы работы телевидения пленки еще не было – сюжеты снимали на фото. В студии стояли два огромных штатива, на них висели фотографии, которые постоянно падали. Идет прямой эфир: вдруг будто всевидящий кто-то пролетит – и все фото на полу! Тем не менее, ни одной остановки не было! Никогда!
Телевизионная техника была невероятно тяжелая. Камеры привозили из Нальчика, они уже своё отработали. Трубки садились, аппаратура гасла, лампы взрывались, светильники (мы их называли «корыта») жгли лицо и голову – всё это отвлекало, мешало сосредоточиться. А нужно улыбаться в камеру! И ошибаться нельзя ни в коем случае, потому что ошибка могла дорого обойтись: хорошо, если просто уволят, а ведь могли быть самые неприятные последствия. Нам постоянно твердили: «Вас слушает обком!», поэтому работать приходилось в чудовищном напряжении.

Легенда саратовской тележурналистики XX века рассказала об истории и современном состоянии профессии телеведущего.

С передачами и новостями Галина Загумённая выходила на «Интервидео» и «Евровидео». Дикторскому мастерству училась у легенд советского радио и телевидения Юрия Левитана и Ольги Высоцкой. Была диктором высшей всесоюзной категории.
Говорить о Галине Васильевне Загумённой, что она активно участвует в общественной жизни нашей области – это только констатация. На деле же она, как тот барометр, который показывает острые проблемы общества. Ее голос – за справедливость, особенно за мастеров, ветеранов сцены.

Старанием её друзей в Саратове сохраняется память Народному артисту СССР Олегу Янковскому, драматический театр носит имя И.А.Слонова. Много энергии Галина Васильевна вкладывает в возглавляемую ею общественную организацию «Мастера искусств и ветераны сцены».

Всегда Галина Васильевна активно, даже напористо включается в жизнь регионального отделения Союза журналистов. Ей важно, чтобы молодые журналисты были суперпрофессионалами. А это, по Загуменной, означает: хорошая правильная литературная речь, дикция, любовь к делу и ноль равнодушия, душевность и справедливость. Имя Г.В. Загуменной внесено в энциклопедию «Летописцы истории страны».

… К ней никто не пристаёт с вопросом, как вам удается сохранить молодость? Потому что, несмотря на годы, она излучает внутренний свет, благородство. И это сочетается с такой обескураживающей прямотой, что мы, друзья, принимаем Галину с легкостью: что поделаешь, юношеский максимализм! Любим, ценим, дорожим дружбой и доверием!

Лидия Златогорская, Саратов

Рассказ о Галине Васильевне Загумённой, подготовленный к её 80-летнему юбилею журналистами ГТРК “#саратов”

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя