Памятник Гоголю Россия ждала без малого двадцать девять лет

0
382

И.Е.Репин приехал в Москву в декабре 1909 года и поспешил к памятнику.

Из воспоминаний жены художника Н.Б.Северовой (Нордман):

„Метель. Стоим засыпанные и восторженно смотрим вверх, на Гоголя… Илья Ефимович, который уже более года работал над изображением Гоголя, восхищен работой Андреева…“ (На открывшейся в Москве 26 декабря 1909 года 38-й выставке Товарищества передвижников Репин показал картину „Самосожжение Гоголя“.)

Репин о памятнике:

„Трогательно, глубоко и необыкновенно изящно и просто. Какой поворот головы! Сколько страдания в этом мученике за грехи России!.. Сходство полное… Да здравствует Андреев! В душе своей я благославляю комиссию, утвердившую эту смелую по правде идею. Москва не без просвещенных людей: большое счастье для искусства…“

Много позже, в 1928 году, когда заговорят о столетии со дня рождения Л.Н.Толстого, старик Репин из своего „далека“, из финской Куоккалы, предложит: „Памятник Льву Толстому следовало бы поручить Николаю Андреевичу Андрееву, автору статуи Гоголя на Арбате“.

 

26 апреля 1909 года стало переломным днем в жизни скульптора Николая Андреевича Андреева. Величайшее торжество – и редкое, незнаемое прежде непонимание. Безошибочное, до мучительного, чувство художника, выполнившего свое назначение, – и горькое сознание того, что даже большинство рукоплескавших его творению не проникло умом и сердцем ни в глубину замысла, ни в особенности его воплощения. День 26 апреля 1909 года для Андреева сродни гоголевскому 19 апреля 1836 года, дню первого представления „Ревизора“: высокое намерение, стремление приблизить людей к добру и истине – и в ответ поверхностный взгляд, недоумение, неприязнь, откровенная вражда. Подобно Гоголю, с мыслью, что пророку нет славы в отчизне, Андреев отправился путешествовать, чтобы на стороне, на свободе , по слову опять же Гоголя, бежавшего в чужие края после премьеры комедии, „глубоко обдумать свои обязанности авторские, свои будущие творения“. Уверенный в своей правоте, держался Андреев спокойно и твердо, хвалу и клевету приемля (казалось) равнодушно, однако, по воспоминаниям жены его, именно с этого дня „он стал нервнее, раздражительнее, начали проявляться признаки болезни сердца“.

 

„Остается только надеяться, – заключил в 1909 году свой отзыв один из газетчиков, – что придет другое время, когда монумент этот перенесут в исторический музей русского искусства, а на Пречистенском бульваре поставят новое изображение Гоголя, правдиво изображающее нашего великого, горячо любимого писателя“.
 Продолжение:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя