Памятник Гоголю Россия ждала без малого двадцать девять лет

0
382

В разгар праздника спохватились и тотчас зашумели возмущенно, что Льва Николаевича Толстого позабыли пригласить. Вряд ли бы и поехал – незадолго до юбилея он писал, вспоминая торжества по случаю открытия памятника Пушкину: „Давно уже, лет около тридцати тому назад, во время чествования Пушкина и поставления ему памятника, милый Тургенев приехал ко мне, прося меня ехать с ним на этот праздник. Как ни дорог и мил мне был тогда Тургенев, как я ни дорожил и высоко ценил (и ценю) гений Пушкина, я отказался… потому что и тогда уже такого рода чествования мне представлялись чем-то неестественным – и не скажу ложным, но не отвечающим моим душевным требованиям“. Тем не менее приближение гоголевского юбилея в Ясной Поляне чувствовалось. Толстой, по собственным его словам, занимался Гоголем, и речь не только о небольшой статье, над которой в ту пору работал и которая в юбилейные дни была напечатана в газете „Русское слово“, но о том, что много читал Гоголя, много думал о нем. Гоголевская тема стала одной из ведущих в яснополянских беседах. Говорили и о памятнике.

8 марта 1909 года доктор Маковицкий записал слова Толстого:

„Как это странно: Гоголю памятник хотят строить. Гоголь с первых слов в своем завещании просит, чтобы ему никакого памятника не строили“.

Софья Андреевна присутствовала на московских торжествах. 27 апреля занесла в дневник: „Памятник Гоголю – отвратительный“.

О памятнике, кроме Софьи Андреевны, рассказывали в Ясной Поляне сын,  Сергей Львович Толстой, Иван Иванович Горбунов, руководитель толстовского издательства „Посредник“, „славянский депутат“ из Белграда Иован Максимович, заехавший с юбилея в Ясную Поляну. На слова Софьи Андреевны и Горбунова, что у андреевского Гоголя „тела нет, одно выразительное лицо; и лицо надо отыскать, видно только с одной стороны“, Лев Николаевич отозвался: „Художник, вероятно, скажет в свое оправдание: „Тела нам не нужно, а нужно одно выражение лица“.

Толстой познакомился с памятником – оказавшись в Москве – спустя четыре месяца, 4 сентября 1909 года.

Из записей пианиста А.Б.Гольденвейзера, человека Толстому близкого:

„Мы поехали на вокзал. Чертков подъехал к недавно открытому памятнику Гоголя работы художника Андреева, чтобы показать его Льву Николаевичу…

Лев Николаевич подошел к памятнику, внимательно посмотрел и сказал:

– Мне нравится, очень значительное выражение лица.

Чертков сказал Льву Николаевичу, что этот памятник большинство очень бранит.

Лев Николаевич сказал:

– Я вообще не люблю памятников. Трудно что-нибудь сделать. Художник

должен передать душу человека, а ему нужно лепить его задницу…“

Из записей В.Г.Черткова:

„4 сентября 1909 года. Проезжая по Арбатской площади, Лев Николаевич заинтересовался новым памятником Гоголю. Так как оставалось еще время, то я попросил извозчика подъехать к памятнику и предложил Льву Николаевичу сойти и поближе рассмотреть его. Подходя к памятнику, ему рассказали о замысле скульптора, желавшего изобразить Гоголя среди обыденной московской уличной жизни, пристально вглядывавшимся, опустив голову, в лица гулявших по бульвару, стараясь мысленно проникнуть в их сердца.

– Ну как же можно, – сказал Лев Николаевич, – браться за такую непосильную задачу: стараться посредством чугуна изобразить душу человека!

Лев Николаевич стал внимательно осматривать статую, и когда А.Б.Гольденвейзер подвел его к месту, с которого хорошо было видно выражение лица Гоголя, Лев Николаевич заметил одобрительно:

– Ах да, действительно отсюда хорошо видно. Да, выражение хорошее; понимаешь, что художник хотел вложить в лицо“.

Из записей Д.П.Маковицкого:

„4 сентября 1909 года. О памятнике Гоголю. Л.Н. смотрел его:

– Надо смотреть en face, а со стороны дурно. Хорошее выражение, грустное и серьезное. Можно бранить и понять. (Скульптора Андреева все бранят.) Выразить духовную личность – этого нельзя. Красавца гусара можно изобразить. Зачем это ставят памятник? И Гоголя, и Христа рисовать – образ не нужен, а дух…“

7 сентября 1909 года: „О памятнике Гоголю. Л.Н. совсем не критиковал его, а сказал, что он понимает художника, что он хотел выразить…“

  Продолжение:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте свой комментарий
Введите пожалуйста свое имя