Фридрих Гёльдерлин

М Н Е М О З И Н А

(Второй  вариант)

Мы только знак, но невнятен смысл,

Боли в нас нет, мы в изгнанье едва ль

Родной язык не забыли.

Затем что, если в людях

Небесная распря горит, и грозно

Луны проходят, глагол подъемлет

И моря глубь, и реки должны

Искать себе путь. Вне сомненья

Только Единый. И он всегда

Возможет путь обратить. Едва ль

Ему нужен закон. И звучат лист и дубрава и веют у горных

Снегов. Ибо не всё

Небесные могут. До бездны дойти

Должно смертным. Потому и вспять оно обратилось, Эхо,

С ними. Долго течёт

Время, но всё же свершится

Истина.

 

Так: но милое? Солнца луч

На земле мы видим, в тонкой пыли,

И глубокие тени лесов, и цветёт

На кровлях дым, у древней вершины

Башенной, мирно, и вот звенят

Жаворонки, пропав в высоте,  и  солнцем пасомы

На пажитях дня небесные овцы.

И снег, что, как и майский

Цветок, всегда знаменует

Благородство, блестит, деля

С зеленеющим лугом

Альпийским просторы, и вдаль уходит,

Беседуя тихо в том кресте, что в пути

Поставлен умершему, крутою тропой

Путник вместе

С товарищем, но к чему это всё?

 

У смоковницы мой

Ахиллес простился с жизнью,

И Аякс простёрт

У пещеры, в близости моря,

У потоков, в виду Скамандра.

Демон овагу внушил… при свисте ветра

По милой привычке родных

Саламанских брегов, в чужом краю

Умер Аякс,

Патрокл же в доспехах царя. И других

Много ушло. Своей же рукой

Иные, в дикой тоске, дерзнув

На всё, нудимы богом, иные ж

В поле встретив судьбу. Богам не угодно, когда

Муж свою душу не хочет, щадя,

Сдержать, но так он должен; ведь у него

Отнята скорбь.

 

Перевод С.Аверинцева

§48 · By · Январь 7, 2014 ·


"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта