Ганжа А. Г., Дмитриева О. В., Наумов Г. Б., Саночкин В. В. (Россия, Москва)

 «Все течет, все изменяется. Нельзя дважды вступить в одну воду, она уже протекла». Это известное изречение Гераклита Эфесского, мыслителя конца VI – начала V в. до н.э., пожалуй, первая четкая и достаточно образная фиксация идеи непрерывного развития. С тех пор утекло много воды.

В конце XVIII века средневековая идея стабильности мира сменилась идеей эволюции (от лат. evolutio — развертывание), ставшей в XIX веке, после появления работы Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора» (1859), господствующей идеей в науках о жизни и обществе. В последние десятилетия идеи развития все шире начинают применяться для описания неживой природы, в частности благодаря стараниям научной школы Нобелевского лауреата И. Пригожина. Развивается все, в том числе и научная мысль.

В наше время накопилась масса знаний об окружающем нас мире, о различных природных и социальных циклах, обществе, человеке. Современная наука позволила нам «заглядывать» на миллионы лет в прошлое, внутрь атома, на дно океанов, в недра Земли, в глубины космоса и пр. Получение всей этой массы точных фактических данных потребовало дифференциации научных дисциплин и углубления специализации научных кадров. Обратной стороной этой медали является то, что, каждая наука, научное направление, научная школа, а иногда даже и отдельный исследователь используют свой особый язык, свою терминологию, вкладывают свой особый смысл в некоторые общеизвестные понятия. Это, может быть, оправданно, пока обсуждение идет внутри коллектива специалистов. Но уже прибывающая в коллектив из учебных заведений молодежь в таких условиях вынуждена «переучиваться», привыкать к двойственности понятий. С другой стороны, цель любой науки — это создание продуктов, востребованных в других областях знаний и в практике. Для представления этих продуктов другим специалистам, для широкого обсуждения своих достижений необходимо использовать общепонятный язык. Однако перевод языка специалистов на язык широкого общения дело тонкое, деликатное. Нередко различное понимание одного и того же термина порождают совершенно ненужные, беспредметные споры. Просто люди говорят на разных языках.

Дело осложняется тем, что, с одной стороны, масса дилетантов и поверхностных жур­налистов «не вжившихся в широкую ткань предмета», опираясь, зачастую, лишь на 2-3 модные книги, могут до неузнаваемости искажать смысл добытой специалистами информации, порож­дают в обществе необоснованные надежды и опасения, затрудняют верное понимание реальности и принятие адекватных решений. А, с другой, добросовестность и непредвзятость помогают даже дилетантам от­крывать то, чего не могут заметить специалисты, задавленные инерцией мышления, догмами и авторитетами в узкой области знаний.

В результате, в условиях экспоненциального роста знаний («информационный взрыв»), возникает противоречие между поступающими потоками, массивами хранящейся, часто взаимно несовместимой информации, и ограниченными возможностями поиска, переработки и восприятия каждым конкретным человеком необходимой ему ее части. В такой ситуации от избытка информации человек страдает не меньше, чем от ее недостатка. Кроме того, львиная доля опубликованного и сказанного является компи­ляцией чужих мыслей: информация кочует из книги в книгу, из журнала в журнал, из газеты в газету, с одной теле- или радиопередачи на другую. Выделить из «океана» повторов «море» действительно оригинальных идей становится труднее, чем сделать открытия заново.

Наконец, «нарушается целостность научных и социальных коммуникаций из-за предпочтения классовых, элитарно-кастовых, групповых, национальных интересов общечеловеческим, гипертрофирования ведомственных целей и нужд, проявления феномена секретности в условиях сосуществования конфронтирующих социальных систем, то есть имеющиеся экономические, политические и другие социальные барьеры не позволяют информации полностью реализовать свою интегрирующую роль» (1, с. 83-84). Все это способствует тенденциозности в трактовках событий и явлений, подтасовкам фактов, манипулированию общественным мнением, дезинформации. На этой основе нередко выбираются сомнительные пути для решения тех или иных проблем, тогда как общечеловеческие интересы можно учесть только на базе анализа и логического обоснования максимально возможного количества информации, полученной из различных альтернативных источников.

В то же время наиболее важные «революционные» идеи и технические решения обычно возникают на стыках различных областей современного знания. Не случайно В. И. Вернадский подчеркивал, что «синтетическое изучение объектов природы — ее естественных тел и ее самой как «целое» — неизбежно открывает черты строения, упускаемые при аналитическом подходе к ним, и дает новое. Этот синтетический подход характерен для нашего времени в научных и философских исканиях. Он ярко проявляется в том, что в наше время границы между науками стираются: мы научно работаем по проблемам, не считаясь с научными рамками» (2, с. 288-289).

Примером, такого синтетического знания являются знания, связанные с понятием «эволюция» или «развитие». Эти понятия используются повсеместно: в самых разных науках, в искусстве, в технике. Однако, четкого, общепринятого, понимания этих терминов пока не существует, о чем говорит и разнообразие их вышеприведенных интерпретаций. Как указывается в (4), создание общей тории эволюции и консолидация понимания развития должны стать основой для интеграции науки и понимания наших общих перспектив.

Своего рода путеводителем по лабиринту знаний, в какой-то мере, упорядочивающим потоки информации для широкого читателя, и предполагается сделать наш журнал. Для этой цели, в качестве структурообразующего ствола журнала (основная часть концептуальных статей) нами был выбран принцип эволюции как один из наиболее общих и универсальных для живых, неживых, социальных и других систем.

Есть, по крайней мере, две наиболее крупных причины, определяющие острую необходимость получения научной информации в сжатом, свернутом, как теперь говорят, виде.

Во-первых, специалистам, работающим в относительно узких областях научного знания, очень полезны сведения из сопредельных областей, до которых у них «не доходят руки». По подсчетам социологов, даже в инженерных науках, наиболее адаптированных к поиску информации, специалист, тратя на ее поиски до 50% своего рабочего времени, не в состоянии ознакомиться более чем с 10 — 12% публикаций, вышедших за год во всем мире по его узкой специализации (3, с. 36). И в то же время «95% научной продукции повторяет то, что уже опубликовано» (1, с. 83).

Во-вторых, обобщенная информация как воздух нужна широким кругам интеллигенции, прежде всего учителям, в широком понимании этого слова, активно участвующим в процессе формирования нового поколения. В конце XIX – начале XX веков в библиотеке уездного учителя можно было найти работы Д.И. Менделеева, И.И. Мечникова, В.В. Докучаева, И.М. Сеченова, К.А. Тимирязева, В.И. Вернадского написанные специально для широких кругов. За период с 1901-го по 1917 год В. И. Вер­надский опубликовал свыше 30 статей по вопро­сам народного просвещения. Он считал, что организация «учащегося наро­да» должна стать «основой широкого и мирного развития человечества» (5).

В наше время задачи популяризации научного знания не только не теряют своего значения, но растут пропорционально росту самой науки и ускорению развития самого общества. Предлагаемый читателю журнал ориентирован в этом направлении

Кроме того, мы постараемся представлять не только ныне господствующие или «модные» идеи, гипотезы, концепции, модели, теории, учения, подходы и т.д., но, по мере возможности, и наиболее полные спектры оригинальных суждений о разных объектах, явлениях, процессах, различные трактовки наиболее популярных современных терминов и т.д.

Приглашаем читателей, принять в этом участие! Одно условие — обязателен четкий научный аппарат: ссылки на источники и литературу, логическая связь отдельных суждений друг с другом, аргументация доводов, корректная критика и т.д. Иными словами — свобода мысли при жесткой цензуре формы. Большая свобода будет допускаться в рубрике «Поток сознания», и уж полная — на «Литературной страничке»! Язык при этом должен быть, по крайней мере, близок к научно-популярному. Расшифровка терминов обязательна, в том числе – разные их трактовки! Вообще в журнале будут приветствоваться разного рода мини-словари. В первую очередь публикуются материалы авторов, принимающих участие в работе наших очных и заочных (включая электронные) семинаров, конференций и т.д.


 

Литература:

1. Урсул А.Д. Путь в ноосферу.- — М.: «Луч», 1993.

2. Вернадский В.И. О Гете. Избр. тр. по истории науки. – М.: Наука, 1981.

3. Тараканов К.В., Коровякова И.Д., Пуркан В.В. Информатика. — М.: 1986.

4. Э. Ласло. Основания трансдисциплинарной единой теории. — Пер. Ю. А. Данилова. — http://spkurdyumov.narod.ru/Laslo3.htm.

5. Вернадский В. И. Задачи высшего образования нашего времени.— «Вестник воспитания», 1918.

 

 

§387 · By · Апрель 15, 2014 ·


"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта