(сочинение взрослого мужчины)

Садчиков Анатолий (Россия, Москва)

 

Такие сочинения мы писали в школе после очередных каникул и отдыха в пионерских лагерях. Решил, и сейчас написать в том же духе. В пионерских лагерях или в деревнях у дедушек и бабушек отдыхали обычные дети (их было большинство), а дети более состоятельных родителей – обязательно на Черном море. Море – это мечта всех детей моего детства. За одно это можно было весь год хорошо учиться, ходить в магазин за покупками, убирать в квартире, переводить старушек через улицу и пр. Только бы попасть на море! Место отдыха – это обязательно Черное море. О других морях мы просто не знали, т.к. в то время бытовало представление «Не нужен нам берег турецкий, чужая земля не нужна» (слова из популярной песни).

В некоторых случаях для отдыха могло сойти Каспийское море или Азовское, но ни в коем случае – Белое или Баренцево. Ведь отдых – это сочетание водных и воздушных процедур (т.е. купание и баловство на воде, возня в песке) с поеданием большого количества фруктов. А в северных морях особенно не покупаешься и не позагораешь.

В пионерском лагере  обязательным показателем качества отдыха было прибавление веса. Когда меня первый раз привезли в лагерь, врач, которая осматривала детей, ужаснулась, увидев мою худобу, одни кожа, да тоненькие косточки. Тогда мой «боевой» вес был всего 24 кг. Врач оптимистично сказала, ничего, и не таких «рахитов» исправляли. В результате, после отдыха в пионерском лагере мой вес стал на 4 кг больше. Родителям даже выдали специальную карту, где указывалась прибавка веса.

Сейчас у меня показатель соотношения веса к росту сильно завышен, а живот выпирает, как хороший арбуз. Что делать – трудовой мозоль!

Жена уговорила поехать в Турцию, дескать, отель – пять звезд, трехразовое питание, бесплатные алкогольные напитки, тепло, море, фрукты. Чем тебе не отдых! До этого она в основном ездила по «заграницам» только с сыном или в различные командировки. А я отдыхал на даче или в местах мечты моего детства – Черном море. Теперь жена решила поехать на отдых с мужем.

Я долго отказывался, она уговаривала, а я все отказывался и отказывался. Уговорила, наконец-то! Но не красотами тех мест, а тем, что этим я делаю ей большое одолжение. Мое согласие – поехать в Турцию на отдых, служило моим подарком на ее день рождения. И второе – у меня сейчас есть козырная карта, когда жена будет просить купить ей чего-то, буду говорить «что ты от меня еще хочешь, ведь я ездил с тобой на отдых». Что еще меня смущало. При таком сервисе, когда «все включено», мой живот вырастет еще больше, до неимоверных размеров. Вы же знаете – «слаб человек» и будет, как обычно: «Съели больше, чем могли, но меньше, чем хотели».

Прилетели, встретили нас, разместили. Отель назывался «Джакаранда», от названия дерева, которое весной красиво цветет фиолетовым цветом.

В первый же вечер объелся. На тарелку положил свою месячную норму, выпил два бокала пива и добавил стаканчик вина.  Кстати, турецкое красное вино очень хорошее (по крайней мере, на мой скромный вкус), сухое и приятное. В ресторане, где мы обычно ели, работал симпатичный официант, который как только я поднимал голову от тарелки, заваленную всевозможными яствами, без напоминаний приносил бокал вина. Стоило мне осоловевшими от обильной еды глазами посмотреть вокруг, как он сразу же доливал вино в пустой бокал. Пиво тоже хорошее, только мне показалось, оно какое-то безалкогольное, сколько бы ни выпил, в голове не было ни намека на некоторые приятные изменения. Может быть, из-за постоянного переедания, просто оно не доходило до органов, которые разносят алкоголь по телу к мыслительному аппарату.

Итак, ежедневная обильная еда три раза в день до отвала, а в перерывах можно перекусить в более мелких ресторанах, которые были на каждом углу (мясо, пицца, картофель фри, специфические турецкие блюда, сладости, мороженое) и опять же пиво и вино. Желающим наливали и более крепкие напитки – водку, виски, ликеры во всевозможных сочетаниях, со льдом или безо льда. И все это в неограниченных количествах и совершенно бесплатно. Я не пил эти напитки, поэтому меня они не интересовали. Женщины «налегали» на пирожные, которых там было безумное количество. Они «млели», поедая пирожные с черным турецким кофе, от красивых турецких мужчин.

Поешь, искупаешься в море, потом выпьешь пиво, посидишь в мягком кресле, полежишь в тенёчке, потом опять в море, далее турецкий кофе с холодной водой, потом опять «релакс». Был разгар сентября, но температура воды не понижалась ниже 27 градусов, поэтому в воде можно сидеть сколько пожелаешь. И все это можно повторять по многу раз, вплоть до очередного обеда или ужина.

Вечером большинство отдыхающих отправлялись на концерт, танцульки, или прогуливались по живописной территории отеля, а мы с женой подтягивали шезлонги к морю, накрывались пляжными полотенцами и млели под шум волн. Пытались находить на темном небе созвездия, считали падающие звезды или просто беседовали. Жене ничего не оставалось делать, как слушать меня. А рядом бесшумно бродили уборщики, готовили пляж к утреннему нашествию отдыхающих.

На ужин можно было посетить специализированные рестораны – «турецкий», «итальянский», «рыбный» и пр. Только надо предварительно записаться у администратора. Мы выбрали «турецкий». Опять еда до отвала, вино – то же самое. Однако меня удовлетворило не все это, а то, что за два часа, которые мы были там, жена все это время, не перебивая, слушала мои разглагольствования. Скажите, когда жена еще будет слушать такое длительное время! Дома она обычно уже после моих первых слов говорила, что все это она уже слышала от меня или уже знает, о чем хочу сказать.

Один из ритуалов отдыха на турецких курортах – это «шопинг», посещение магазинов. Мы выбрали меховой магазин фирмы Denver, тем более жена хотела приобрести шубу. К подъезду отеля для нас двоих подали дорогой автомобиль, внутри обитый белой кожей, с кондиционером и пр. Водитель распахнул перед нами дверь. Сопровождала нас приятная, симпатичная девушка, наша русская, которая все время рассказывала о красотах Турции.  Причем все это совершенно бесплатно. Думаю, они нас приняли за кого-то другого, предполагали, что у нас в каждом кармане по пару миллионов лежат. Приехали в магазин, встретила опять же русская продавщица-консультант, предложила кофе, или более крепкие напитки. Я выбрал стакан холодной воды, с одной стороны, было жарко, с другой – чтобы залить горящий внутри пожар от предстоящей оплаты покупок.

Нас повели в меховой отдел и предложили примерить шубу из соболей, затем из «занзибарского тигра», куниц, норок, котиков, кенгуру и еще из каких-то экзотических животных. Когда я увидел цену, чуть не поперхнулся. Обычно, считаю в уме достаточно долго, но здесь подсчитал мгновенно (ведь буквально решалась моя жизнь). Мне не расплатиться за одну такую шубу всю мою жизнь, даже если проживу еще 150 лет. И еще придется выплачивать кредит, находясь в аду или раю (как получится).

Продавец, мило улыбаясь, приносила одну шубу за другой, примеряла. Было такое чувство, что примерка доставляла удовольствие именно ей самой, а не покупателю. Меня поразило другое, все что приносили и примеряли, подходило жене по размеру и росту, ни разу не ошиблись. Как будто шили специально для нее. Все шубы, которые подходили жене, продавец откладывала куда-то в сторону. На мое обморочное состояние жена не обращала внимания. Я заподозрил подвох, сказал, что эти шубы нас не интересуют, пусть уберут куда-нибудь подальше.

Когда мы, наконец, окончательно выдохлись, нас усадили за стол, а перед нами вывесили ворох шуб, наверное, с десятка полтора. Мы выбрали несколько шуб. Потом они притащили какие-то кожаные куртки и в довершение ко всему – мужское кожаное пальто. Я вначале сопротивлялся, как мог, но кожаное пальто меня сломало, ведь для себя, «родного» ничего не жалко.

Я сказал продавцу, что таких денег у нас просто нет. Тогда она спросила, а сколько мы можем заплатить за все это? Жена долго считала, считала и назвала приемлемую для нас сумму. Продавец сказала, что эта сумма слишком маленькая, поэтому она пригласит директора, который должен принять решение, согласиться с нами или нет. Пришел директор, очень симпатичный человек.

Пока женщины опять что-то примеряли, мы успели переговорить с ним о политике, Югославии (он черногорец), России, кознях представителя однополярного мира и др. О чем еще можно говорить, как не о политике.

Затем директор сказал, что в его родной Черногории есть пословица «Кому всегда мало, у того не бывает много». Он всегда руководствуется ею, поэтому соглашается с нашими предложениями, только попросил надбавить каких-то сто долларов (для «почина»). Кроме того, я ему еще буду должен бутылку водки, которую отдам на следующий год при посещении магазина. Я засмеялся, сказал, тогда он эту бутылку никогда не получит, т.к. не предполагаю посещение Турции и его магазина. В ответ он сказал, что это уже моя проблема, долг будет за мной. Сижу, пишу рассказ о моем отдыхе в Турции, а на душе скребутся кошки, насчет оплаты долга.

В результате посещения магазина фирмы Denver, жена была очень довольная, что накупила столько шуб и курток, а я – тем, что в магазине не так сильно вытрясли из нашего кошелька. Жене гордо сказал, что такая большая скидка – результат моей миротворческой политики. Она недоверчиво посмотрела на меня, но промолчала.

Теперь о самом отдыхе. Предполагал, что мой вес от такой еды должен увеличиться на двадцать килограммов, не менее. Пришел на работу, и первые встречные сотрудники удивилась моему загару, а самое главное, что я немного похудел, да и живот уменьшился в размере. Не мог я опозорить Турцию и отель, где мы отдыхали (в голове прочно жила оценка отдыха в пионерском лагере – прибавление веса). Пришлось соврать, дескать, все это у меня от московского солнца на даче, а живот пропал… – результат усиленного труда на грядках. По крайней мере, так будет выглядеть более правдоподобно.

Сижу и думаю, от какой это такой диеты у меня пропал живот! Потом до меня дошло, все, что было на отдыхе – это результат большого и ежедневного труда всего организма. Чтобы съесть такое количество пищи, надо поработать челюстями, потом желудку надо все это переварить. Сколько энергии на это уходит! Солнце, в тени тридцать, а на солнце – все сорок. Это же работа у мартеновских печей. Из-за экстремальной температуры металлургов на пенсию отправляют раньше, чем обычных людей. Море, его соленость около 40 г соли в литре воды. Такое же количество соли добавляют в рассол при засолке огурцов. Посиди полчаса вместе с огурцами, сразу же поймешь, что это такое. Соль высасывает из организма воду, а ему ничего не остается делать, как сопротивляться. Это тоже колоссальная работа. А «дармовой» алкоголь? Сколько его можно выпить при обильной закуске. Это ведь тоже нагрузка на организм.

Все это, соответственно, сказалось на моей талии, лучше, чем самые модные диеты. Можно сказать, спишь, ешь, пьешь, а вес снижается.

§292 · By · Апрель 15, 2014 ·


"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта