Дорогие коллеги, соратники!

Активность участников «Мнемозины ХХI век» и далее будет развиваться в направлении, намеченном  в первом номере нашего выпуска. Учитывая опыт недоразумений, расхождений, отречений и влияний, мы продолжаем держаться намеченного курса и стремимся возродить неувядающий миф о жертвенном благородстве русской культуры, которой свято служили Пушкин, Гоголь, Грибоедов, Даль, Одоевский, Кюхельбекер и другие участники знаменитой «Мнемозины» Московского общества испытателей природы. «Мнемозина» стала для нас и пророчеством, и предупреждением, и заветом предков. Ведь «спицы веков» русской культуры отражали этот завет по-своему. «Мнемозина» дала небывалую духовную энергию, которая оказалась в наших душах неуничтожимой. И далее припадая к этому священному дельфийскому источнику, будем беззаветно трудиться на этой благородной пашне. Пестуя эту таинственную связь, мы верим в духовное очищение нашей родины. Сберегая святыни «Мнемозины», благовествующие о неумирающей доброте русского  сердца и идеалах того незабываемого времени, мы решили приблизить его и показать с помощью субъективно-психологического представления, как из Созвездия пушкинской «Плеяды» на перекрёстках времён сияют идеалы Разума, Добра и Красоты, призывая нас следовать традициям и нормам русской культуры. Альманах «Мнемозина» обобщил уникальное экзистенциальное течение русской мысли, которое подобно павловской подопытной собаки, обладало неутомимым рефлексом свободы, без которого не мыслим ни один настоящий художник. У того времени радикализм в словах  не мешался с оппортунизмом на практике. Входя вновь под сень вековых святынь «Мнемозины», призываем чтить заветы предков и славных борцов, положивших душу свою за родину в грозную годину Отечественной войны 1812 года. Фридрих Энгельс в Письме к Боргиусу (25 января 1894 года) справедливо заметил: «Люди сами делают свою историю, однако в данной, их обусловливающей среде».

Во втором номере «Мнемозина ХХI век» мы постараемся осуществить непростой синтез намерения и результата. Ведь в злые времена гнева и ненависти святыни «Мнемозины» помогают хранить спокойствие и мудрую весёлость. Ведь «Мнемозина» – это наш общий «Форум», общие духовные Афины, «Акрополь», если хотите. «Наша романтическая Германия». Именно их традиции, любовь к природе, науке, Родине и всему живому на нашей планете являются нашими главными помощниками, управляющими нашей жизнью. Нас потрясает жестокость, с какой в ХХI веке уничтожаются и оплёвываются великие духовные ценности, кровожадность и глупость власть придержащих, отдавшихся во власть Молоха. Сейчас требуется большое мужество быть просто человеком.

Как никогда, альманах «Мнемозина» оказывает незабываемое воздействие на время, полное слабоумного патологического расизма и манипулирования, процветающего под давлением невиданного мирового экономического кризиса, растущей безработицы и безграничных экологических катастроф. «Мнемозина» для нас — источник мужества. Правда честных воспоминаний, их деяние и мысль всегда направлены на воспитание Человеческого в Человеке. В стихах «Западно-восточного дивана» (перевод  В. Левика) Гёте, виртуозно решил Загадку Мнемозины: «Всё, — ты сказал мне, поглотили годы: Весёлый опыт чувственной природы, О милом память, о любовном вздоре, О днях, когда в безоблачном просторе Витал твой дух. Ни в чём, ни в чём отрады! Не радуют ни слава, ни награды, Нет радости от собственного дела, И жажда дерзновений оскудела. Так что ж осталось, если всё пропало? «Любовь и Мысль! А разве это мало?».

Каждая минута времени жизни увеличивают пространства и время  отношений, которые некогда находились в совершенной гармонии, и каждый шаг, каждый  миг и час грозит разрушением  гармонии, которую спасают Истина, Любовь и Красота. Недаром физики говорят: «Логарифмическая зависимость очень точно определяет суть дела: по оси абсцисс видны характеристики интенсивности действующего стимула, а по оси координат – отклики системы, на которую воздействуют».

На картине Рембрандта из нью-йорского музея «Метрополитен» Аристотель держит руку на бюсте Гомера. Участники альманаха «Мнемозина 21 век» держат руку на бюсте Пушкина, Гоголя, Одоевского, Кюхельбекера и великих романтиков. Жизнь старой России, черты которой сохранились в русском народе, — это «…постоянная память об отношении всего временного к вечному и человеческого к Божественному…», — утверждал  русский философ И. В. Киреевский.

 

 

Галина Хотинская, главный редактор

§218 · By · Апрель 12, 2014 ·


"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта