профессор Н.А.Соловьева

4 июля 2009 года в Пушкинских Го­рах было провозглашено создание Байроновского общества в Москве. Это было частью проекта Литера­турного института, организовавше­го международную конференцию «Западный пушкинизм и русский байронизм: проблемы взаимосвя­зей», в которой приняли участие Ин­ститут мировой литературы имени М. Горького, МГУ имени М. В. Ло­моносова, Московский педагогичес­кий государственный университет, а также гости из Великобритании, Ирландии, Италии, США, Германии, Украины, Беларуси. Широко были представлены на конференции рос­сийские университеты: Нижний Новгород, Саратов, Екатеринбург, Астрахань, С.-Петербург, Великий Новгород, Калуга, Архангельск. Сре­ди гостей был также и Председатель байроновского общества Ньюстедского аббатства (Великобритания) д-р Питер Кохран, ак­тивно поддерживающий создание Байроновского общества в России. В Великобритании существуют четы­ре байроновских общества, есть они также в Греции, Италии, Канаде.

География участников конферен­ции свидетельствовала о большом интересе к творчеству Байрона в разных странах Ближнего и Даль­него зарубежья, к переводам его на русский язык и Пушкина на анг­лийский. Торжественное открытие конференции состоялось в Литера­турном институте, были прочита­ны пленарные доклады русскими и иностранными участниками. Затем участники конференции отбыли в Пушкинский заповедник, где рабо­ту конференции продолжали секции и где были организованы экскурсии в Михайловское, Тригорское и Пет­ровское. Культурная программа на этом не закончилась. Была представ­лена инсценировка по поэме Байрона «Видение суда», сыгранная английс­кими делегатами под руководством Питера Кохрана, бывшего актера и преподавателя актерского мастерс­тва, а ныне издателя и интерпретато­ра произведений Байрона, издавше­го многотомную переписку друзей и современников поэта. Он является автором монографии «Романтизм и Байрон», в которой использованы архивные материалы, ранее неиз­вестные читателю. Русские участ­ники ответили своим английским коллегам импровизацией из произ­ведений Пушкина. Поэтический дух пушкинских мест, казалось, зарядил всех творческой энергией. Перед отъездом из Пушкинских Гор подве­ли итоги состоявшейся конференции и предложили создать Байроновское общество в Москве.

Председателем московского байроновского общества единогласно была избрана д. ф. н. профессор МГУ Н.А.Со­ловьева, автор многих научных публи­каций о Байроне. Место для прове­дения международной конференции выбрано как нельзя более удачно. В Михайловском и в доме Осиповых-Вульф в Тригорском портрет Байрона как бы напоминает о влиянии ве­ликого английского поэта на русскую литературу и культурную жизнь того времени, свидетельствует о сущест­вовании неразрывных связей между странами, имеющими богатые наци­ональные традиции и считающими именно этих двух гениев олицетво­рением нации и ее культуры. В Ан­глии осуществлено издание един­ственного в зарубежном мире пол­ного собрания сочинений А. С. Пуш­кина, куда вошли наиболее значи­тельные переводы русского поэта. В России лучшим переводом «Дон Жу­ана» считается перевод Т.Гнедич.

Можно сказать, что долгая одиссея Байрона в Россию увенчалась успехом. В России Байрона приняли и как дипломата, и как величайшего поэта-романтика (переводы его произведе­ний начали появляться с 1815 года), а байроновский герой – бунтарь и бо­рец за справедливость и свободу,  разо­чарованный и меланхолический, жи­вущий и размышляющий о жизни, – нашел питательную почву именно в нашей стране, занявшей благодаря разгрому Наполеона видное место в европейской истории. Не случайно одной из тем, привлекших особое внимание зарубежных участников, была тема Отечественной войны 1812 года. Пожалуй, именно в Рос­сии, находящейся на общественном подъеме и создающей современную литературу и культуру на националь­ном языке, байроновский герой, на­шедший своих единомышленников в произведениях Пушкина и Лермон­това, декабристов и многих поэтов-романтиков, был очень популярен и оставался загадочно-привлекатель­ным в течение последующих десяти­летий. «Британской музы небыли­цы» тревожили «сон откроковицы», что свидетельствовало о распростра­нении английской романтической литературы в широкой читательской аудитории, в российской столице и в провинции. «Москвич в гарольдовом плаще» – пушкинский Онегин – поражал одновременно и своим сходством, и отличием от байроновского паломника. Это различие пре­красно выразил Лермонтов: «Нет, я не Байрон, я – другой, еще неве­домый изгнанник, как он, гонимый миром странник, но только с рус­скою душой». Байрон запечатлен на картине И.Айвазовского «Прибытие Байрона в монастырь св. Лазара в Венеции». Русское окружение Бай­рона в Италии было разнообразным и заслуживает особого внимания ис­следователей. М.Ю.Лермонтов на­писал в 16 лет «Корсара», с именем Байрона связаны многие русские дипломаты и политические деяте­ли (Козловский, Чичагов), Байрон в Италии и Греции находился под пристальным наблюдением русской тайной полиции. Русские эпизоды из «Дон Жуана» были запрещены российской цензурой и либо печатались с искажениями смысла в описании осады Измаила и роли А.В.Суворова, либо вовсе были исключены из текс­та. Полное издание этой поэмы было осуществлено лишь в начале ХХ века.

Поэзия Байрона всегда привлека­ла переводчиков – крупных поэтов. Над переводами из Байрона работа­ли А.Блок, В.Брюсов, Вяч.Иванов, И.Бунин, Н.Минский. Среди пере­водчиков были О.Чюмина, Ю.Бал­трушайтис, Т.Щепкина-Куперник, Н.Холодковский, Т.Гнедич. Сейчас в Литературном институте есть группа молодых талантливых переводчиков Байрона. Интересно, что некоторые произведения английского поэта (например, «Тьма») имели 25 вер­сий. В России ХIХ века переводы в основном делались с французского, и только к концу века стали перево­дить с английского.

Интерес Байрона к национально-освободительной борьбе народов Греции, Албании, Испании, нахо­дившейся под властью французских войск, был искренним и поддержи­вался конкретными действиями с его стороны. Он, как известно, снарядил на собственные средства два кораб­ля и направил их к берегам Греции для поддержки развернувшейся там борьбы против турок, разработал план кампании и умер в Греции, став ее национальным героем.

В одном из писем к матери Байрон признавался, что хотел бы поступить  на службу в турецкую или русскую армию. Он мечтал приехать в Рос­сию через Кавказ, и первый шаг фак­тически был сделан, когда он начал изучать армянский язык в монасты­ре св. Лазара в Венеции и в сотрудни­честве с отцом Паскалем, прожившим два года в Англии и хорошо знавшим язык, составлял англо-армянский словарь. Он также признавался, что никогда не будет писать о стране, в которой он не был. И он нарушил это заявление, написав три песни «Дон Жуана», связанные с Россией. Так называемые русские эпизоды в поэме свидетельствуют, что Байрон интересовался Россией и прочитал о ее истории при Екатерине у Воль­тера и шотландца Тука. Кроме того, при встрече со Стендалем в милан­ском театре Ла Скала английский поэт расспрашивал французского пи­сателя о его участии в русском походе Наполеона. Обучаясь в Кембридже, Байрон не помышлял о поэтическом творчестве, он готовил себя к поли­тической карьере. Знаменитый Гранд тур, обязательный для завершения образования знатного англичани­на, был совершен именно с этими поставленными задачами – узнать жизнь других народов, их историю, культуру. «Я изучил наречия чужие, к чужим входил не чужестранцем я», – писал Байрон.

Нужно ли России сейчас это обще­ство и какие его цели и задачи мо­гут быть привлекательными в наше время, в эпоху массовой культуры и коммуникаций? Именно сейчас, когда духовные потребности обще­ства подавлены потребительством, а гуманитарные науки кажутся не­востребованными, когда молодежь воспитывается на безальтернатив­ных условиях и чтение становится уделом немногих, любое приглашение к общению с интересными и та­лантливыми творческими личностя­ми обогатит человека, расширит его кругозор и заставит задуматься не только об английском поэте Байро­не, но и о собственной национальной культуре, многовековой и ориги­нальной, заслужившей международ­ную репутацию. На первых порах задачи общества скромны: объеди­нить людей, интересующихся твор­чеством Байрона и его влиянием на русскую литературу, организовывать встречи с переводчиками Байрона, устраивать чтения его произведе­ний, способствовать тем самым вос­питанию вкуса к поэзии и творчеству в целом, формируя, таким образом, творческий потенциал участников. Думаю, что Байроновское общество в Москве найдет поклонников талан­та поэта, создавшего «Паломничест­во Чайльда Гарольда», «Дон Жуана», восточные поэмы и проникновенную лирику.

 

§138 · By · Январь 7, 2014 ·


"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта