Надежда Рыдкая


УТРО

Аня, ты пишешь, что после того падения до сих пор не можешь вспомнить многого из прошлой жизни. И очень жалеешь, что лучшие, как тебе теперь кажется, воспоминания потеряны навсегда. У меня тоже наверно, вот эта самая амнезия. Только случайные фрагменты впечатались в мою память.
Раннее утро, все ещё спят. Я и подружка, взяв папки с листами бумаги, карандаши и стараясь никого не разбудить, выходим на улицу. Небольшой зелёный городок, маленькие, вросшие в землю домики, церквушки среди зарослей крапивы и репейников.
Мы идём через весь город к реке. Тихо и солнечно. Разве можно спать в такое чудесное утро! Слева монастырь с церквями и высоченной колокольней. Но мы не заходим внутрь, а устраиваемся на склоне под белой стеной с крошечными окошками. Нам повезло. Ровная, хоть и длинная стена – это не колокольня с множеством, уступов, колонн, ярусов и карнизов. Быстро всё обмерим, зарисуем и скорее на реку — загорать и купаться.

Солнце поднимается всё выше. Переходим через понтонный мост. Город со всеми церквями и монастырями остается на другом, высоком берегу. А здесь — только белый песчаный пляж. Река широкая, но неглубокая. Доходишь до самой середины, стоишь в воде, а совсем рядом проплывают огромные баржи.
—   Как они плывут? Здесь же совсем мелко? — спрашиваю однокурсника, который подошёл и теперь стоит рядом со мной в воде по пояс, тоже смотрит на баржи.
—   А очень просто – они и не плывут вовсе, а едут колёсами по дну.
Не могу ему не поверить, он самый старший у нас в группе, он точно всё знает.
Пора уходить — становится жарко, спрятаться от солнца негде. А наши ребята только пришли. Сейчас попрыгают в воду, и потом будут спать на песке до самого вечера…

Опять переходим реку по длинному мосту, потом поднимаемся немного в гору и идём мимо монастыря. У монастырской стены наш преподаватель с бледным лицом и ещё несколько студентов застыли, подняв головы, и смотрят на колокольню. Там, на самом верхнем ярусе, кто-то медленно и осторожно, прижавшись спиной к стене, передвигается по узкому карнизу. А колокольне уже минимум две сотни лет! Что заставило этого ненормального выползти на непрочный карниз и теперь, наверно умирая от страха, стараясь не смотреть вниз, добираться до следующего проема?   Наш преподаватель, думаю, представил очень ярко все последствия той прогулки по карнизу. А нам было проще смотреть на этот цирковой номер — слабое тогда воображение не мучило нас кошмарами.

И ещё — мы знали наверняка, что в этот солнечный день ни с кем в городе не могло случиться ничего ужасного…

 

 

ХЭППИ ЭНД

           Времена были суровые, начало перестройки. Деньгами за работу расплачиваться не любили. Сплошной бартер – услуга за услугу. Одним заказчиком Максу за работу был обещан автомобиль, вернее возможность его приобрести. Автомобилей, как и много чего ещё, на всех желающих тогда не хватало. А забирать машину надо было ехать в славный город Тольятти.
—   Жалко тебя одного отпускать, пропадёшь.  Может ствол тебе дать? — размышлял вслух заказчик,  —  чувствую — бесполезно…. Ничего кроме карандаша в руках  держать  не умеешь. Что же мне с тобой делать? …. Ладно, возьмёшь двух ребят. В обиду не дадут.
Ребята и в самом деле оказались что надо – будто сказочные молодцы – “Двое из Ларца одинаковых с лица”. Чего не попросишь — мигом сделают: кофе в постель – пожалуйста, впереди бегут, двери открывают, за гостиницу платят. Да ещё и мастера спорта международного класса по вольной борьбе.

На обратном пути возле первого поста ГАИ выяснилось, что рулить-то они могут, но водительских прав у них не было никогда. И дальше эти двое ехали на заднем сиденье уже в качестве пассажиров.
Как приятно прокатиться на новой машине ночью по обледенелой дороге! Время от времени по встречной с грохотом проносились груженые фуры, слепили фарами. Асфальт нехорошо так поблёскивал и позёмка тихонечко мела. Два молодца дремали на заднем сиденье, в машине было тихо и тепло… Макс глядел в темноту, а впереди уже олени переходили дорогу, потом показались силуэты людей …… Но сообразил вовремя, что это просто глюки начались.
Вдруг машину начало заносить, еле заметно, сначала вправо, потом немножко влево. Тогда Макс подумал, подумал и аккуратно так, ну совсем чуть-чуть, коснулся педали тормоза…..Машину, конечно, тут же закрутило-завертело и, удачно проскочив между двумя трейлерами, она улетела на другую сторону трассы в кювет, где благополучно, по самую крышу погрузилась в сугроб. Только фары просвечивали из под глубокого снега.

Двое из Ларца перепугались спросонья, выкарабкались на поверхность и, пока знакомый пытался остановить грузовик, почти вынесли машину наверх на своих руках. Последний рывок помог сделать худой дальнобойщик при помощи фуры, за что получил бутылку водки – бесценный продукт в то время…..
Happy End для Макса и для машины – на них обоих не осталось ни царапин, ни    ушибов, ни вмятин…  И колёса их жизней счастливо покатились дальше….

 

 

«БИЗНЕС-КЛАСС»

            Неделю назад Максу надо было срочно пройти шофёрскую комиссию и получить медицинскую справку. Ему посоветовали одно учреждение, где это можно было сделать быстро и безо всяких проблем…

На входе охранник из окошка размером с голову указал на узкий длинный коридор, в конце которого Макса встретила молодая особа. Девушка была очень хороша и лицом и фигурой и упакована, как положено. Правда общее впечатление немного портило то, что она была пьяна и очень сильно… Но цену за справку она назвала внятно и чётко, добавила ещё, что за срочность можно доплатить 300 р. и в этом случае пройти всех врачей можно будет без очереди, и эта услуга называется «Бизнес-класс». После этого она передала Макса другой ещё более молодой девушке лет восемнадцати, которая, несмотря на юный возраст и ранний час (было всего пол двенадцатого) тоже была…пьяна и тоже как следует.
Сначала она провела Макса в кабинет врача — психиатра, где уже совсем не молодая сухощавая женщина сидела за столом и смотрела немигающими глазами в одну точку. Так же, не переводя взгляда, задавала вопросы и так же не глядя что-то писала в карточке. Без сомнения она находилась в том же состоянии, что и две предыдущие девушки – то есть была пьяная, причём основательно.

По пути в следующий кабинет Макс хотел было спросить кого-нибудь, с какой такой радости эти трое…  и прямо с утра, но две медсестры и врач, которые прошли мимо него неуверенной походкой мало чем отличались от предыдущих. В следующем кабинете, а это был кабинет окулиста, девушка слегка заплетающимся языком попросила Макса закрыть сначала левый глаз… Макс нарочно закрыл правый. Но это заметили и тут же сделали замечание. Потом оказалось — это медсестра. А врач (как и медсестра, в ж… пьяная ) всё-таки вышла из соседней комнаты, показала несколько картинок для дальтоников и сделала необходимую запись для справки….
И дальше, во ВСЕХ кабинетах ВСЕ врачи были женщины и ВСЕ как одна были пьяные в дым… Но это совершенно не мешало им работать! Напротив, всё происходило очень быстро и чётко — Макс, минуя очередь,  заходил в кабинет, а через минуту уже шёл к следующему врачу. То есть все работали и работали неплохо! (Ну, просто, как звери! – отметил про себя Макс) Хотя он чувствовал себя как-то неловко — столько сильно пьяных, но работающих женщин он не встречал ещё ни разу…
Уже минут через пятнадцать Макс выходил на улицу с медицинской справкой и дня три находился под сильным впечатлением от этого посещения.  А называлось это учреждение  (название было написано на рекламном буклете, выданном вместе со справкой) — «НОРМА».

 

УРАГАН

 

Заканчивался безумно жаркий летний день. Мы возвращались из пригорода через всю Москву домой. По пути решили заехать в мастерскую, попить чайку. В мастерской огромные окна и панорама открывается не хуже чем у dema из окна на его сайте. На юге,  у самого горизонта застыла туча и в ней беззвучно мерцали зарницы. Открыв окно настежь, уселась на подоконник полюбоваться необычной картиной. Тишина, всполохи зарниц где-то далеко-далеко, покой и умиротворение было в природе после жаркого июльского дня.

И вдруг — я в жизни ничего подобного ни раньше ни потом не видела – весь небесный купол покрыла тончайшая сетка из молний. Выглядело это, как небесная кровеносная система – зрелище фантастическое и жуткое одноврменно. В ту же секунду раздался страшный грохот. Окно я успела захлопнуть как раз вовремя. Ветер со всей силы ударил в стекло и хлынул такой ливень, что казалось рама не выдержит и просто будет вдавлена в помещение. И рама не выдержала — из всех щелей начала хлестать вода….. Этот кошмар продолжался где-то минут двадцать- тридцать. Измученные борьбой со стихией, пол-первого ночи мы засобирались домой и вышли на улицу.

А весь масштаб разрушений увидели только утром, проехав по Ленинскому проспекту – стволы деревьев, были сломаны как спички на одной высоте от земли. В нашем дворе два огромных американских клёна были выворочены из земли со всеми корнями. Сороколетние деревья лежали поперёк тротуара, как жалкие сорняки…

 

 

НЕВЕСЕЛАЯ ИСТОРИЯ

            В первый же день такого долгожданного лета стало ясно — к сожалению, это не ласковый май. Хотя начался первый летний день, несмотря на холод, дождь, град и ветер совсем неплохо и неплохо этот день обещал и закончиться.

Вечером мы заехали к своим друзьям просто попить травянисто-серого чайку из маленьких небесно-серых китайских пиал. В пол одиннадцатого засобирались домой… в одиннадцать уже почти встали из-за стола… в пол двенадцатого готовы были уйти… в двенадцать начали прощаться… В общем, в пол первого ночи мы, наконец, вышли из подъезда и направились к своей машине…. Машина стояла под ярким фонарём, но почему-то выглядела какой-то несчастной. Подойдя поближе, поняли почему: в то время пока мы отдыхали и распивали чаи, над машиной неплохо поработали. Хотя колёса были на месте, уехать домой было невозможно…

Не буду перечислять названия всяких разных деталей – мелких и не очень, которые удалось отвинтить и просто выдернуть… Макс со своей мужской логикой решил, что сегодня ночью наша машина больше никого не заинтересует (ведь снаряд не падает дважды в одну и ту же воронку!) и преспокойно отправился к друзьям на кухню продолжать пить чай в ожидании наряда милиции. А мне моя женская интуиция подсказывала, что фавориты Луны где-то рядом, так как в машине осталось много интересных штучек. Поэтому, не обращая внимание на протесты Макса, взяла куртку потеплее и устроившись на переднем сиденье рядом с раскуроченным рулём (заднее было засыпано осколками разбитого стекла), задремала. Совсем заснуть не удавалось – казалось, что кто-то ходит вокруг машины, заглядывает в окна…, но скорее всего, это был просто ветер, ветви деревьев и мои фантазии.
В пол-третьего милицейская машина со следователем и экспертом, симпатичными молодыми людьми, наконец-то приехала. Они сфотографировали машину, удивившись, что передние фары остались на месте. Потом заполнили какие-то бумажки и заставили Макса написать заявление. Сказав, напоследок, что вряд ли сегодня с машиной ещё что-нибудь случиться, в три часа ночи уехали. Но мои женские логика, интуиция говорили, — рабочий день, вернее ночь ещё не закончилась… Но я не могла в три часа ночи спорить и объяснять Максу, что хоть в машине и не одна сотня лошадиных сил, на самом деле очень беспомощная и надо её охранять. Поэтому взглянув последний раз на фары, я тоже отправилась спать в полной уверенности в своей правоте, что утром полностью и подтвердилось.
На фирменном автосервисе Максу выставили счёт, в половину стоимости машины. Но потом один автослесарь тихонько шепнул Максу, что всё можно сделать в несколько раз дешевле. Всё чудесным образом и совершенно случайно есть в наличии у его знакомых, правда за исключением маленького заднего окошка.
И ничего удивительного!  Ведь именно его и разбили, когда открывали машину.

 

ВОТ ТАКОЕ  ПОЗДРАВЛЕНИЕ

 

Давным-давно, перед каким-то очередным Новым годом Макс зашёл поздравить в контору меня и заодно моих коллег. Сделал это довольно оригинальным для того времени способом. Когда он вошёл, мы только собирались сесть за стол и очень даже ему обрадовались. Макс с таинственным видом достал апельсинчик, на котором шариковой ручкой были нарисованы дурацкие цветочки, и красовалась надпись HAPPY NEW YEAR. И ещё из него торчал кончик чего-то. С загадочной улыбкой он чиркнул этим кончиком о спичечный коробок и торжественно водрузил апельсин на горлышко открытой бутылки в центре стола. Все загипнотизировано уставились на шипящий оранжевый шар. Через семь секунд раздался дикий взрыв…..

От апельсина не осталось ничего, он просто разлетелся в пыль, что и Макса, как потом, оказалось, было полной неожиданностью. Обладая обострённым художественным воображением, он, видите ли представлял, что петарда взорвётся и апельсин распадётся на аккуратные дольки.

Ну а мы ещё долго приходили в себя и выковыривали из свитеров апельсиновую пыль.

 

 

ЧАЙКА

            Утром, проснувшись и открыв глаза, никак не могла сообразить, где я нахожусь. Со мной такое случается и дома. Если просыпаюсь в середине сна, то быстро выбраться из него получается не сразу. Было уже совсем светло. За окном с частыми переплётами сидела большая белая птица с серыми крыльями, и зачем-то стучала загнутым клювом по металлическому карнизу.
–  Интересно, откуда здесь ЧАЙКА? — подумала я. Чайка, Чайка, отвеЧайка.. . Хорошо бы сон досмотреть…
В этом сне быстрая река неслась между крутыми холмами. . . Никто не решался переплыть эту реку. И только Бронзовый Всадник, один, уверено пересекал бурный поток. . . Наконец-то, он был в своей стихии. . .
Когда сон всё-таки отпустил меня и я снова посмотрела в окно – никакой птицы на карнизе уже не было. В доме было так тихо, что поняла — Сева уже уехал. А я даже не услышала звук отъезжающей машины! Может потому, что окна выходили в сторону леса.
В гостиной на столе увидела записку и горшок с Орхидеей — необычной, леопардовой. . .
Не стал тебя будить. Орхидея – это ПОДАРОК.
Как за ней ухаживать – почитаешь в книжке.
Запри, пожалуйста, ДОМ на ключ.
Будешь ехать мимо – ЗА(ПРО) езжай! и
УДАЧИ!!! Сева.
Тут же на столе лежала и книга: Франк Рёльке «ОРХИДЕИ, так они растут лучше всего», 1998. Я быстро пролистала страницы, едва взглянув на картинки.
—  Ну, не живут у меня капризные экзотические растения! Читай эти книжки – не читай, толку никакого. Остались самые выносливые и неприхотливые. Пожалуй, будет лучше, если заберу цветок в следующий раз. МОЖЕТ БЫТЬ заберу. Думаю Сева меня поймёт и не сильно обидится, да и Красивая Орхидея тоже…

ЗИМНЯЯ ПРОГУЛКА

У меня есть друзья, которым можно рассказать всё что угодно. И чем необычней и на первый взгляд неправдоподобней история, тем лучше — тем больше она развеселит их. Сразу всему поверят и только порадуются:
—  Ну, надо же! Какие чудеса в жизни случаются!
А потом попытаются найти объяснение, разобраться – что-же это могло быть на самом-то деле. Поэтому я сразу к ним, конечно. С ними всегда интересно и не только мне. Там я и познакомилась с Севой. Когда приеду, расскажу сначала, как меня вышел провожать Зелёный Кот. Да, начну с конца.
Март закончился, почти. Весна началась, кажется. От белых снежных тропинок остались чёрные лужи. Жаль не успела прогуляться по зимнему лесу. Хотя прогулка в незнакомом лесу для меня рискованное занятие. Вот как-то раз. И что же я раньше эту лыжную прогулку не вспомнила! Это особенность моей памяти – могу иногда что-нибудь вспомнить, но всегда не вовремя.
Зима. Мы с Максом в незнакомом лесу катались на лыжах. А я в лесу (это только потом, позже, согласилась с этим) теряю ориентацию, хотя в городе – без проблем. У Макса всё наоборот – у него «географический критинизм» везде, кроме леса. Когда надо доехать из пункта А в пункт Б он сам, если ему не мешать и не встревать с советами, выбирает такой немыслимый маршрут, что трудно вообразить. Короче — надо возвращаться на лыжную базу – Макс поворачивает налево, а я говорю – нам же совсем в другую сторону! Направо значит. Мы ведь оттуда приехали. А Макс — нет, чтоб мне спокойно объяснить и убедить, не захотел ничего объяснять почему-то. Причина этому, сейчас уже не помню какая, но наверно была.
—  Ну и катись, катись хоть на все четыре стороны!
—   Да я раньше тебя приеду ! – сказала я уверенно.

И покатилась, помчалась в противоположном направлении. А погода – мороз, солнце, лес красивый  весь в снегу, дальше поле, деревни, дымок из труб и лыжня отличная, прямая. Потом снова лес начался. И только через час наверно, заволновалась. Но почему не сразу? Что на меня тогда нашло, не знаю. Остановилась, а спросить-то про дорогу уже некого — все лыжники куда-то вдруг подевались. Да и понятно, по домам разъехались – скоро вечер. Наконец лыжня уперлась в какую-то лыжную базу. Спрашиваю, далеко ли мне ещё ехать. Там ребята смотрят на меня, как на ненормальную:

– Даааа. Оставайся,- говорят, — лучше здесь, а утром — назад… Слишком далеко ты убежала.. Видишь и солнце скоро сядет.

— Нет! Не могу. Ну, никак не могу остаться. Меня там очень ждут…Смешно, но все как в мультфильме про муравья – «солнышко скроется, муравейник закроется». Только там лето было, а у меня ЗИМА с морозом под двадцать градусов! И я бегом назад, через лес, через поле с деревнями и снова, уже в «свой» лес заехала. Чувствую, что база где-то здесь, рядом, но где? А вокруг — никого. Но тут, ну прям, как в сказке, из леса на опушку, где я в раздумьях стояла, не спеша выезжает запоздалый лыжник. Я,- говорит,- знаю, куда тебе надо, езжай за мной.

И через пять минут я была на своей базе. Макс только-только нервничать начал. А ведь я больше двух часов по полям и лесам бегала! Какие всё-таки у нас тогда были крепкие нервы…

 

ЗОЛОТОЙ ДОЖДЬ
—  Аня, мне очень нравятся твои абстрактные композиции. Нарисуй, пожалуйста, картину для моих знакомых. Игорь и Марина молодые, симпатичные, у них хороший вкус. Нарисуй для них композицию в светлых тонах…
Через месяц приходит посылка — кусок холста, скатанный в рулончик. Развернула – на холсте бледно-жёлтый  КВАДРАТ, размером 90х90см, примерно. На этом светлом фоне нарисована квадратная рама поменьше из полос потемнее. В центре композиции – ещё один КВАДРАТ. И в этом центральном квадрате, если напрячь воображение можно разглядеть пейзаж. Вообще-то в композиции из светлых перекрывающих друг друга цветных пятен можно увидеть что угодно – всё зависит от воображения и фантазии зрителя. А по всему квадрату картины, кроме «пейзажа» в центре, наклеены неровные вертикальные полоски из сусального золота…
Дааа, вряд ли что-нибудь поймут мои знакомые и очень сомневаюсь, что картина им понравится, если я и сама толком не знаю нравится мне всё это или нет. Но всё же натянула холст на подрамник, вставила в раму и повесила в маленькой комнате. Пусть пока повисит у меня. Может быть Игорь и не вспомнит про Аню из Швеции и про обещанную картину…
Через некоторое время к нам зашёл Игорь.
—  Как дела у Ани? Она не забыла про нас? – первое, что спросил он,  едва успев войти.
—  Да, она не забыла и картина уже здесь, — говорю я вздыхая.
—  Посмотри, конечно, только мне кажется… ну ладно посмотри  лучше сам.
Он не слушает меня и внимательно смотрит на жёлтый КВАДРАТ.

— Вот название у картины мне нравится – «SUNSHINE in the RAIN»,- говорю я, стараясь хоть как-то разрядить затянувшееся молчание.
—  Да я уже всё понял – на картине солнце, дождь…

ЗОЛОТОЙ ДОЖДЬ.
Потом поворачивается ко мне:
—  Можно, я заберу её прямо сейчас? Хорошо? Хочу поскорей  показать Марине…
 

 

 

 

§129 · By · Январь 7, 2014 ·


"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта