Давид Гарбар, Германия

 Вместо «Краткого предисловия»

 

Удивительно всё-таки устроен человек! Удивительно.

Я ведь знал, знал об этом. Знал, но не запомнил. Забыл.

А ведь я читал об этом: и у Ирвинга Стоуна в его книге «Муки и радости» (перевод Н.Банникова, М. 1971 г.), и у Андрея Вознесенского в его сборнике «Витражных дел мастер» (М. 1980 г.). Читал. А не запомнил. Не задержалось в памяти. Но вот изменились обстоятельства, и…

С написанием этого цикла переложений связана целая история.

Мало кто из современников не знает имени Микеланджело Буонарроти.

Гениальный скульптор, художник, зодчий, – титан Возрождения! Гораздо меньше известен он как стихотворец, поэт. Впрочем, он и сам не считал Эвтерпу своей музой.

Я уже писал, что не помню, читал ли я об этом (о его поэтической ипостаси) в «Муках и радостях». Конечно читал. Книга с пометками до сих пор в моей библиотеке. Но это было так давно… Другие мысли были в голове. Вот и пометки стоят перед другими абзацами…

Поэтому я с удивлением и интересом прочитал у А. А, Вознесенского в его книге «На виртуальном ветру» (М. 1998 г.) несколько фраз о том, как он, А. А. Вознесенский, переводя Микеланджело Буонарроти, соперничал с переводами А. М. Эфроса.

Уже потом, подбирая материал для этого предисловия, я обнаружил в своей библиотеке уже названную книгу А. А. Вознесенского «Витражных дел мастер» с этими переводами и с более развёрнутым предисловием на эту тему. Но это было потом. А тогда…

Ни переводов самого А. А. Вознесенского, ни, тем более, переводов А. М. Эфроса у меня под рукой не было (вернее, я думал, что не было, а поискать не удосужился). Но в памяти эта информация на сей раз осталась. Поэтому, обнаружив в одном из «русских» книжных магазинов Дюссельдорфа тоненькую и узенькую книжечку «Микеланджело «Стихотворения и письма» (СПб, 1999 г.), я с интересом открыл её: стихотворения в переводах А. Эфроса, письма в переводах М. Павлиновой. Открыл и … не мог оторваться.

Дома ещё раз внимательно перечитал: интересные мысли, замечательные переводы.

Но голова в это время была занята переложениями из Тегилим/Псалтири/Книги псалмов.

Поэтому купленная книга была отложена. И, вероятно, она пролежала бы долго, если бы не …

Так случилось, что осенью 2004 года тяжело заболела моя жена Раиса Вениаминовна.

Ежедневные поездки в больницы (сначала в «Ст. Иоханнес-штифт» в Дуйсбурге, а затем в «Бетанию» в Мёерсе) надолго стали моим бытом.

И чтобы  как-то отвлечься, в дорогу с собой я стал брать книги стихотворений: Данте, Петрарка, Шекспир… Дошла очередь и до той самой книжечки «Стихотворения, Письма» Микеланджело Буонарроти. Вот тут-то и зазвучали его стихи. Да так, что, несмотря на блестящий перевод А. М.Эфроса, захотелось сделать и собственный. Видимо, что-то было в его стихах такое, что оказалось созвучно моему тогдашнему состоянию. Не во всех стихах, конечно. Но во многих.

Что сближало меня в эти дни с великим флорентийцем? Может быть напряженность ситуации. Он ведь тоже писал стихотворения в самые трудные минуты своей жизни. Может быть отношение к жизни и к поэзии (я, как и он, не отношу себя к категории профессиональных, «цеховых» поэтов, и пишу только тогда, когда иначе не могу, и только так как пишется). Может быть, возраст. Он ведь лучшие свои стихотворения написал в очень зрелом возрасте. А может быть то, что мысли и чувства гения (Микеланджело, конечно) на то и мысли и чувства гения, что у всякого находят отклик. Не знаю. Но захотелось сделать переложение.

Уже потом, написав «переложения» и «войдя в тему», я обнаружил в своей же библиотеке переводы Микеланджело Буонарроти, выполненные в разные времена такими мастерами, как уже упомянутые А. Вознесенский и Н. Банников, а также Е. Солонович, Ф. Тютчев, ну, и конечно же, А. М. Эфрос. В такой компании и появляться страшновато. Впрочем, здесь, как мне кажется, уместно привести несколько цитать из А. А. Вознесенского:

«На русском стихи его (Микеланджело) известны в достоверных переводах А. Эфроса, тончайшего эрудита и ценителя Ренессанса. Эта задача достойно им завершена. Моё (напоминаю: цитата из А. А. Вознесенского) переложение имело иное направление.  Я пытался найти черты стихотворного тропа, общие с микеланджеловской пластикой…» («Витражных дел мастер», М. «Советский писатель», 1980 г., с. 68, далее только страница);

«Понятно, не всё в моём переложении является буквальным слепком. Но вспомним Пастернака, лучшего нашего мастера перевода:

                                               «Поэзия, не поступайся ширью,

храни живую точность, точность тайн,

не занимайся точками в пунктире

и зёрен в мере хлеба не считай!»

                                                                                              (А. А. Вознесенский, с. 71)

Я не «пытался найти черты стихотворного тропа» великого зодчего. Просто перелагал его мысли, которые в тот момент (в те моменты) были мне близки. Поэтому, может быть, и делал эти переложения не подряд, с паузами, как во времени, так и по содержанию. Причём, писал так, как я их понимал. К некоторым возвращался снова и снова.

Уже после составления основного корпуса переложений из Микеланджело Буонарроти и даже после их опубликования в альманахе «XXI век », №4 (Изд. „Edita Gelsen“. 2005г.) один из моих знакомых, узнав об этом, познакомил меня с книгой Микеланджело Буонарроти «Я помыслами в вечность устремлён» – стихотворения в переводе Александра Борисовича Махова (М. ООО Издательский дом «Летопись-М» 2000. – 383 с, «Мир поэзии», ISBN 5-88730-082-5. Третье исправленное издание).

В этой книге насчитывается уже 302 перевода, не считая «фрагментов», коих тоже 41.

Это наиболее полный из известных мне корпусов переводов.

Вчитываясь в переводы  А. Б. Махова, я зачастую с трудом отыскивал соответствия переводам А. М. Эфроса, не говоря уже о других переводчиках, хотя и А. Эфрос, и А. Махов переводили с подлинников. Но, видимо, такова аберрация переводческого зрения.

Ведь недаром сам Микеланджело Буонарроти когда-то писал:

                                               «Как иногда ваяешь в твёрдом камне

                                               В чужом обличье собственный портрет»

(А. Эфрос, №79)

Будем надеяться, что это замечание великого мастера послужит оправданием и моей попытки.

Примечания:

Предлагаемые вниманию читателей стихотворения расположены в той последовательности и под теми номерами, под которыми они идут у А. Б. Махова (он, по словам переводчика (с.333), следовал нумерации «полного итальянского издания под редакцией Э. Н. Джирарди, которое повсеместно признано каноническим» (Michelangelo Buonarroti „Rime“ a cura di E. N. Girardi, Laterza, Bari, 1960).

Нумерация А. М. Эфроса, в случае наличия такого перевода и обнаруженного соответствия переводимых текстов, заключена в скобки.

Время составления мной того или иного переложения указано под каждым из них, ибо они делались не подряд, а так и тогда, как и когда «ложились на душу», что вполне естественно, учитывая обстоятельства их составления.

 

 

По мотивам стихотворений и сонетов  Микеланджело Буонарроти

 

1

Проходит лет бездумных  череда.

Сомнения на смену им приходят.

Всё, всё, что живо, – всё уходит.

Ничто, нигде не вечно, никогда.

Ничто не вечно под луною. Нет!

Всё переменчиво… И даже солнца свет.

Дуйсбург. Переложение от 10.04.2005 г.

 

2 (2)

Когда на землю, что устала от трудов,

Ложится тень отдохновенья,

Горю я: каждое мгновеье

К тебе душой прильнуть готов.

Дуйсбург. Переложение от 12.03.2004 г.

 

7 (6)

Скажи же: кто привёл меня

К тебе. К тебе.

И сдал в полон?

Зачем меня оставил он?

Зачем не защитил

от твоего огня?

Мёерс, Бетания. Переложение от 15.10.2004 г.

 

9(5)

Создавший всё, и части сотворил.

И выбрав лучшую из них,

Явил нам чудо дел своих,

Достойное небесных сил.

Мёерс, Бетания. Переложение от 15.10.2004 г.

18 (15)

Душа с пути сбивалась многократно

С тех пор, как жизнь дарована мне Богом.

Не раз пыталась повернуть обратно,

Греховные дела оставив за порогом.

Вот море, горы, меч, вот тень, вот свет огня.

Молю Того, Кто освещал мне путь,

Кто вёл при свете дня,

Веди, мой Поводырь! О, не оставь меня!

Мёерс, Бетания. Переложение от 28.11.2004 г.

21

Всё, всё, что рождено, – обречено.

Жизнь как костёр – безжалостен огонь.

Всё в прах и в пепел… Только тронь –

Рассыплется – всё, что сотворено.

И нам не избежать судьбы.

Как наши предки, предки предков,–

Все мы – листки на жизни ветках ,–

Лишь вехи, столбики, столбы…

Любили наши предки и страдали,

Но злой судьбою сожжены,

Лишь холмики-могилы их видны.

И мы над ними – в скорби и печали.

Мы вспоминаем их – кто реже, а кто чаще.

Мы им восследуем – таков закон.

Безжалостен и непреложен он.

Всё в этом мире преходяще.

Дуйсбург. Переложение от 20.04.2005 г.

25 (33)

Раб, мучимый хозяином своим,

Устав от мук, к неволе привыкает.

В неволе и тоске отныне пребывает.

К свободе страсть уже не правит им.

Питон и тигр, и лев, – в свободе рождены, –

Привычкою смиряют плена немоту.

Юнцы, – в потугах творчества, в поту, –

Шедевром, созданным награждены.

На старости огонь иначе греет нас:

Сжирая молодых побегов сок,

Следит, чтобы огонь желаний не угас.

Он сил в нём возрождает ток,

Воспламеняя страсть подчас.

И вот старик любовью занемог.

Тому, кто вымолвит из вас:

Мол, в старости нельзя любовью занемочь, –

Пусть и свою любовь прогонит прочь!

Мёерс, Бетания. Переложение от 8.12.2004 г.

 

32(25)

Грешу, а сам о чистоте тоскую.

Спасенье в Господе. Я сам себе беда.

К себе я должен взыскивать всегда.

Но волей слаб. И воли не взыскую.

Проходят дни мои, преобразуя

Свободу в несвободу, жизнь во смерть.

Где жизни колея? Как разглядеть суметь?

Мёерс, Бетания. Переложение от 15.10.2004 г.

46(38)

Когда мой молоток, вгрызаясь в камень,

Ваяет человеческий портрет,

Без мастера здесь ничего бы не было и нет.

Лишь он из камня исторгает пламень.

Но Божий молот – всем иным предтеча.

Размах его не знает мер.

Молотобоец – всем иным пример.

Что с ним в сравненье молот человечий.

Чем выше взмах, тем тяжелей удар.

Над каждым молот Божий занесён

Рукою Бога к высям поднебесным.

И каждый ждёт, как Божий дар,

Когда своей рукой подымет Он

Над глыбой молот полновесный.

Мёерс, Бетания. Переложение от 8-9.12.2004 г.

52(39)

Уж если к горнему стремиться свету,

Так лишь тому, кто верою согрет.

Он заслужил увидеть горний свет

Всей жизнию, готовностью к ответу.

Но кто из нас готов последовать совету?

Ведь человек ленив, пред Богом страха нет.

Всё ждёт: когда само собой придёт рассвет…

Дуйсбург. Переложение от 17.12.2004 г.

53(40)

Кто ночью на коне, тот днём, пусть и в пути,

Имеет право отдохнуть.

Кто скажет мне: куда идти?

Где верная стезя, куда свернуть?

Где нет добра, должно там злу везти.

Грань зыбка между ними. Где мой путь?

Мёерс, Бетания. Переложение от 15.10.2004 г.

56(42)

Меж жизнию и смертию борьбой

Я жив и счастлив этой долей.

Нет, страха смерти нет. Есть страх

Ухода близких, чувство боли,

И страх не быть самим собой.

Мёерс. Переложение от 1.12.2004 г.

57(43)

Дрова и ветер – пища для огня.

Терзания души – вот пища для поэта.

Пусть тот, кому так странно это,

Войдёт в мир, ставший домом для меня.

Мёерс. Переложение от 1.12.2004 г.

 

59(44)

Да будет милосерден дух и чист огонь,

Сжигающий сердца влюблённых.

Да путь, судьбой объединённых,

Един пребудет, будет ровен он.

Да будут души и тела едины их,

И пронзены сердца одной стрелою.

Да будет их любовь судьбою злою

Пощажена среди судеб иных.

Да будет каждый каждому опорой,

Чтобы на трудном жизненном пути

К единой цели груз судеб нести.

Да не разрушится никчемной ссорой

Союз двух тел и двух сердец.

И да нескорым будет их конец.

Мёерс. Переложение от 20.12.2004 г..

62(84)

Художник, что шедевр творит,

Обязан сам сгореть в божественном огне.

Я – печь для плавки. И огонь во мне.

И я творю, доколе он горит.

И если я до срока не сгорю,

То не воскресну, умирая,

Не оживу средь духов рая,

О чём мечтаю я, когда творю.

И от того огня, что жжёт меня,

Я тенью стал, почти что бестелесной,

Готовою покинуть мир земной.

Я весь в огне, я часть огня.

Я жду его, как милости небесной.

Так почему ж он не идёт за мной?

Мёерс, Бетания. Переложение от 24.10.2004 г.                                                           

63

И камень огнь до времени хранит.

Но лишь резец его коснётся,

Как огнь, что в камне скрыт, проснётся

И оживит и мрамор, и гранит.

Ни летний зной, ни стужа злая –

Для камня испытанья – нипочём.

Вот и в душе – огонь ключём –

Зло, скверну, страх испепеляя.

В искусстве шёл я с поднятым забралом.

Ковала жизнь меня так, как куют мечи.

Но оставался цел, хотя пылал страстями.

Из камня огнь резцом – кресалом

Я высекал. И искр снопы в ночи

Мне освещали путь, что выбираем сами.

Дуйсбург. Переложение от 13.04.2005 г.

64

Кресало и кремень рождают сноп огня.

Союз их страшен – всем грозит пожаром,

Что над землёй как вихрь несётся, жаром

Испепеляя всё окрест… –  тебя, меня…

Дуйсбург. Переложение от 13.04.2005 г.

73

Погасло пламя – умерла душа.

Огонь сжигает всё, но душу оживляет.

Душа нам чудо из чудес являет:

Огнём живя, огнём дыша.

Дуйсбург. Переложение от 14.04.2005 г.

74(47)

В томленье, в скорби и в горенье

Находит сердце пищу. Рок мой сладок.

Кто мог бы жить, как я, – средь злобы и нападок,

Меж жизнию и смертию – в боренье?

Ты, Лучник, знаешь это сам,

Когда Твоей стреле настанет срок

Нас успокоить средь земных тревог.

Но вечен жизни свет, что послан нам.

Мёерс, Бетания. Переложение от 28-30.11.2004 г.

87(51)

Того, что не хочу, хочу хотеть.

Но огнь от сердца отделён преградой.

Он слаб, его раздуть мне надо.

Пусть лжёт перо, – молчать не сметь!

Казнюсь, о Господи! А словеса

Ввысь возношу. Хоть в сердце пустота.

Где вход в него, где дверца та?

Где слово, что возносит в небеса?

Разбей же, Господи, разбей преграду,

Чтобы лучи Твои моей юдоли

Коснулись, обогрев меня.

И свет пошли нам всем в отраду.

Дай сил преодолеть сомнения и боли.

Дай сил дожить до завтрашнего дня.

Мёерс, Бетания. Переложение от 16.10.2004 г. 

92(74)

У смерти на краю, на склоне лет,

О жизнь, я понял твой обман:

Где счастье, отдых – всё туман,

Всё ложь – их не было, и нет.

Стыдясь того, чем прежде жил,

И с неба слыша Божьи зовы,

Я плоти вновь готов нести оковы,

Грехом прельщаясь – тем, что мил.

Мой опыт, – прав Экклезиаст, –

В сей жизни счастлив только тот,

Кто на земле недолго проживёт,

Иль, не родившись, Богу жизнь отдаст.

Мёерс, Бетания. Переложение от 17.10.2004 г.

97(88)

Чьё тело – пакля, сердце – серы горсть,

Душа – скакун, порыв её кипучь,

Желанья – небеса без края и без туч,

Ум хром и слеп, опора – страсти трость,

Душа полна ребячьей веры,

Хоть мир вокруг напастей полн,

Тот лишь былинка среди волн.

И вся надежда на небесны сферы.

Так и творец, что свыше вдохновлён,

Преодолев позывы буйной плоти,

Как ни сильны желанья те,

Возносится к своей мечте.

Но коль не слеп, не глух, то и в полете

О крыльях, что даны, не позабудет он.

Дуйсбург, Хомберг. Переложение от 8.1.2005 г.

 

 

101

Таинственен сей час, уму непостижим.

Он неподвластен даже Аполлону – Фебу.

И в страхе человек возносит к небу

Молитвы о своём спасенье Им.

От света защищаясь, ночь бежит.

Ей тьма – спасение. И даже свет луны,

Хруст ветки, светлячок – страшны.

И в ужасе от них она дрожит.

Страх перед нею вяжет человека.

Но мало ей: всевластием своим

Она и светлячка связать не прочь.

Нет – страхам, нас терзающим отвека:

Тень светом рождена и жива им.

Но мудр Творец: и день уходит в ночь.

Дуйсбург. Переложение от 14-17.04.2005 г.

102(56)

Мрачна, зато исполнена покоя –

Ночь, что нисходит к нам с небес.

Ночь – сонмище видений и чудес,

Ночь, – каждого способна успокоить.

О ночь, снимающая тяжесть дум,

Целящая их жар прохладой.

О ночь, к тебе прильнуть мне надо,

Когда огонь забот сжигает ум.

О ночь, – спасенье от печали и тоски.

Ночь – символ вечного отдохновенья,

Граница зыбкая небытия и бытия.

Коварство, ложь в зыбучих снов пески

Погружены, душа во сладостном забвенье.

О ночь, тобой, тобой спасён бываю я.

Мёерс – Дуйсбург. Переложение от 21-22.12.2004 г. 

103      

Материя всеместна и незрима.

Хранит её любой предмет.

А тайна в облике её, когда уходит свет,

Неуловима и непостижима.

Но уязвима мгла ночная:

Костра и факела бежит она, и светлячка.

Её разрушить может даже блеск зрачка.

Она дрожит, восхода солнца ожидая.

Но вот приходит к нам весна:

В полях, что политы живительною влагой,

Во тьме кромешной прорастают семена…

Ночь плодоносна и дана

Нам, сущим на земле, во благо

Затем, что жизнь дарит она.

 Дуйсбург. Переложение от 14.04.2005 г.

104(71)

Тот, кто из ничего создал

Пространство, время, солнце и луну,

Кто дал нам день един и ночь одну,

Тот нам и нас своею волей дал.

И я пришёл, Его подвигнут волей,

В сей мир, из рук Его приняв

Судьбы, удачи, случая устав,

Что жизнью стал моей, моею долей.

И вот теперь, пройдя сквозь ночи тьму,

Перебирая прошлых дней песок,

Казню себя всё злее я и злее.

Но утешаюсь, что не стал темнее

Наш день, и тем, что твой висок

Ещё у губ моих. И я тянусь к нему.

Мёерс – Хомберг. Переложение от 7.1.2005 г. 

105        

Прозрел, прозрел, – ко мне явился Он,

Чей  лик божественный, нетленный

Объединяет нас со всей Вселенной,

Кем призван я и вдохновлён.

Не будь в нас – часть Его огня,

Кем были б мы в своей юдоли?

Мы все в Его горсти. Господня воля

Ведёт по жизни нас: тебя, меня…

Вам, – тщащимся понять Вселенной красоту,

Я говорю: короток жизни век.

Всё преходяще, страсть, любви порывы…

Но кто с душой сумел связать мечту,

О ком и сказано: се Человек,

В том правда навека. Всё остальное лживо.

Дуйсбург. Переложение от 20.04.2005 г.

 

 

106

Душа дана нам свыше.

В бренном теле по воле Господа заключена.

Но если в мире с телом сим она,

То сладок воздух, коим дышим.

В ней добродетели Господь собрал

И детям передал своим.

И тот, в ком Бог, кто в мире с Ним,

Тому откроется Святой Граал.

Нам небом послана душа.

В ней Божий дух, она неповторима.

Господня мудрость в ней заключена.

Её вбираем, воздухом дыша,

В котором милость Господа незримо

Растворена. Надежда дышащим она.

Дуйсбург. Переложение от 21.04.2005 г.

106*

Как ножны и клинок друг другу подлежать

Должны, так и для счастья всеблагого

Господь нам заповедывал подобных сих

Себе во благости и счастии рожать.

И тот, кто ищет в Господе опору и основу,

Кто любит Господа, – отыщет  их.

Дуйсбург. Переложение от 22.04.2005 г.

107

Глаза, взыскующие красоты,

Сошлись с душой, возжаждавшей спасенья.

И так, соединясь, взалкали неба мненья,

Ему доверив все свои мечты.

Светила дарят свет нам с высоты.

В нём чистота и вера, и любовь.

И если с ними сопрягаются мечты,

И если вновь они волнуют кровь,

То и на добрые деянья

Как звёзд божественных мерцанье,

Сподвигнет нас небес сиянье.

Дуйсбург. Переложение от 22.04.2005 г.

 

 

108

Ведь верно сказано: смешон

И жалок тот, кто обо всём забыл,

Увлекшись до самозабвенья. Он

Ума лишается, сознания и сил.

Лишь Феникс, – и таков закон, –

Вино бессмертия вкусил.

Я жив пока. Но я во сне живу.

Лишь вами брежу. Брежу наяву.

Дуйсбург. Переложение от 24-26.04.2005 г.

109

Слаб человек: прекрасного вокруг

Не замечает он. И суд судей убогих

Приемлет он. И их решений строгих

Не отвергает. Кто здесь враг, – кто друг?

Упрёками раним, я знаю, – узок  круг

Людей, способных оценить деянья,

Творимые, коль чувством одержим.

Я в миг творения над чувствами не волен.

Но пред толпой с души не сброшу одеянья,

Не награжу их откровением своим.

Души порывы недоступны им.

Толпа пусть заурядных судит…

Творец вне их суда. Был. Есть. И будет.

Дуйсбург. Переложение от 26.04.2005 г.

110

Вы, – те, кто в суете проводят дни,

Кто поглощён соблазнами мирскими, –

С кем будете, когда останетесь одни…

Дуйсбург. Переложение от 26.04.2005 г.

132

Проходит предо мною жизнь былая.

Мир лживый я с годами узнаю.

А вместе с ним и жизнь свою.

Сколь слеп я был, в дурмане пребывая

И о грехах наивно забывая,

Всё справедливости от жизни ожидая,

Я тешился надеждой и мечтой.

На благосклонность уповая,

Я ждал любви, как грешник рая.

Но был обманут. И обманут той,

Чей образ снился мне святой.

Блаженство обретает только тот,

Кого Господь из жизни приберёт.

Дуйсбург. Переложение от 27.04.2005 г.

133

Проходят дни, и жизнь склоняется к закату.

Как поздно цену клятвам я узнал твоим.

А ведь я верил, верил им.

И не такую ожидал я плату…

За страхи и волненья, за утрату –

Я получил. И вот она – позор.

Истерзана душа и в сердце след

Кровавый. Такова расплата,

Таков судьбы суровый приговор.

И хоть надежды больше нет,

Душа надеется. И множит сонмы бед.

Надеяться на милость может только тот,

Кто на земле недолго проживёт.

Дуйсбург. Переложение от 27-28.04.2005 г.

134

– Избранники! Избранники судьбы!

Что видится с вершин вам горних?

Влачите ль вы, как мы, свой крест позорный,

Иль там вы больше не рабы?

– Умерьте ваши стоны и мольбы.

Мы видим вас и слышим ваши стоны.

Но нет в нас чувства состраданья.

– Ужели нам не одолеть препоны,

Ужель смиреньем без борьбы

Нам рабского не убежать страданья,

Ужель неотвратимо наказанье?

Ужель таков судьбы суровый приговор –

Существованье на земле на горе и позор?

Судьба как бремя нам дана.

И тяжелей оно, когда длинна она.

Дуйсбург. Переложение от 28.04.2005 г.

135

Года… Года со страстью не в ладу.

Она не отстаёт – на радость, на беду…

Полвека минуло, почти полвека.

Душа истерзана и наказанья ждёт.

И я с надеждою спасенья жду.

Она не оставляет человека.

Всё ждёшь: уйдёт или не уйдёт.

Втайне надеешься: грядет…

Порой в терзаньях как в аду

Живёшь, с собою не в ладу.

Ну, а душа? Душа всё ждёт:

Придёт, иль больше не придёт…

Дуйсбург. Переложение от 28-29.04.2005 г.

 

 

136

Душа в тоске, глаза не зрят – Их заливает горестная влага.

Хоть сердце переполнено отвагой,

Но руки о бессилье говорят.

Душа страдает и болит.

Огонь порою жжёт, но уж не греет.

И, вспыхивая, гаснет, исступлённый.

Мгновеньями судьба благоволит

И в те мгновения надежда зреет.

Живу, надеждой окрылённый,

Огнём незримым опалённый.

Порою он и мне внушает страх.

Что ж до других – они сгорают в прах.

Дуйсбург – Дюссельдорф. Переложение от 1-2.05.2005 г.

144

Кто не мечтает время повернуть,

Чтоб ось времён оборотилась

И молодость к нам возвратилась.

Но наши дни на свете сочтены.

Ничто нам из былого не вернуть.

И наши годы, коль часы верны,

Ушли, и не воротятся они.

И пусть сегодня жизнь отвратна.

Но и она уходит. Безвозвратно…

Дуйсбург – Дюссельдорф. Переложение от 1-2.05.2005 г.

162

Во тьме, наощупь, и теряя путь,

С ноги сбиваюсь то и дело.

Душа в тоске, и сердце отвердело.

Мечусь, о бровку жизни спотыкаюсь.

Но вновь иду – назад не повернуть.

Иду и о пути пройдённом каюсь.

Вот лист бумаги белой, чистый лист.

Кто мне подскажет, кто напишет,

Кто даст совет – ну, как мне быть?

Спешите, пока лист мой чист

И, может быть, душа услышит,

Как в чистоте и вне соблазнов жить.

О, если б размотать мне жизни нить,

О, если б знать, что ждёт нас впереди,

Тогда б сказал душе: мужайся! Но иди!

Дуйсбург – Дюссельдорф. Переложение от 1-2.05.2005 г.

 

 

236

Тот мысль Господню высекает,

Кто Высшей воле подчинён.

Тогда жизнь в камне видит он,

Что Божьей волей возникает.

Художник, – Горним светом освещён, –

В палитре чудо воплощает.

Он жизнь от смерти очищает,

Коль от соблазнов сам очищен он.

Невзрачный, с самого рожденья

В грехах погрязший, живший как в чаду,

Я ныне духом вознесён.

Сподобился я чуда возрожденья.

Мне благодать дана. Мне не гореть в аду.

Мой труд воспринят. Я спасён!?

Дуйсбург. Переложение от 3-4.05.2005 г.

236*

Творец, кто в муках осознав

В чём смысл природы, существо,

В модели воплощает естество,

Простейший материал избрав.

Затем, всё лишнее от камня отделив, –

Подмогой в том ему лишь молот и резец, –

Являет миру чуда образец,

В своём творенье мысль явив.

Дуйсбург. Переложение от 3-4.05.2005 г.

237

Ваянье числим мы первейшим средь искусств

Недаром. Дерзаньями оно неистощимо.

В нём жизнь сама присутствует незримо.

Хоть материал и груб, – в нём сонмы чувств.

И с вечностью, – коль в камне тело, –

Ваяющий незримо говорит.

Вот отчего ваятелю, – когда творит, –

Дано с потомками общаться смело.

Дуйсбург. Переложение от 4.05.2005 г.

 

 

238

Душа жива страстями. Только тот

Достоин памяти людской,

Кто весь талант, весь гений свой

Другим навечно отдаёт.

Дуйсбург. Переложение от 4.05.2005 г.

 

 

240

Лишь мастер может в камне пробудить

Искру, способную родить

Жизнь. В том ваятеля призванье,

Коль Богом призван он к ваянью.

Но есть Рука, у Коей все в горсти,

В Чьей воле быть нам иль не быть.

И хоть хрупки Её созданья,

Но только Ей дано их в мир ввести.

Здесь всё ненадолго, здесь все в пути…

И лишь скульптура, коль искра в творенье,

Способна время превозмочь и тленье.

И пусть недолог человека век,

Но этим с вечностью и связан человек.

Дуйсбург. Переложение от 8.05.2005 г.

241(78)

Проб бесконечных, долгих лет итогом

Является шедевр – изваян мудрецом,

Почти у гроба, пред концом,

Чтобы о многом рассказать в немногом.

И новизна подаренная Богом

Даётся нам у жизни на краю.

Любовь моя, тебе, тебе пою,

Тебе – перед людьми и Богом.

Природа на пути к бессмертному венцу,

За ликом лик перебирая,

Рисуя их и вновь стирая,

Меня приводит к твоему лицу.

К нему влекусь. И прелесть черт его, –

В беде ль оно иль в благостыне, –

Мир без него не мир, – и я в пустыне.

И для меня прекрасней нет его.

Мёерс, Бетания. Переложение от 27-28.10.2004 г.

247(68)

Уж лучше спать, иль вовсе мёртвым быть,

Чем зреть позор и преступление кругом.

Не видеть ничего. Не слышать ни о ком,

Нет, не буди меня, дай всё забыть.

Мёерс, Бетания. Переложение от 22.10.2004 г. 

248(75)

Небес посланник, избран  Богом,

Увидел он обитель искупленья.

И нам представил ад для лицезренья,

И всё, что там увидеть смог он.

Звезда небес, сияньем чьим

Был озарён край, данный мне рожденьем.

Нет, не от мира ждём вознагражденья.

А от Тебя, Кем сотворён он и храним.

Великий Данте. Ни к чему

Толпе озлобленной его творенья.

Что гения божественного пыл.

О, если б мне, как и ему,

Дарованы: судьба и озаренье,

Я счастлив бы судьбой такою был.

Мёерс, Бетания. Переложение от 19.10.2004 г.

285

Доплыл. У моря жизни на краю,

Преодолев разгул невзгод и заводи печали,

К последней пристани причалил.

И вот на берегу стою.

Искусство освещало жизнь мою,

Передо мною раскрывая дали.

Но страсти душу разъедали.

И вот на берегу стою.

К чему теперь терзанье и тревога,

Коль ты стоишь у жизни на краю

И ждёшь, когда придёт ладья Харона.

Не суетись, твой счёт уже у Бога.

Оставь всю суетность свою

И жди. Ладья придёт во время оно.

Дуйсбург. Переложение от 9.05.2005 г.

286

Сонм мыслей суетных, – душе покоя нет.

Они терзают душу и главу.

Я вопию во сне и наяву.

И так уже десятки лет.

Я вопию. Молчание в ответ.

Неужто тщетно я Его зову?

Дуйсбург. Переложение от 9.05.2005 г.

 

 

287

С рожденья, Господи, я умолял:

Будь мне опорой и подмогой!

Теперь молю уже в конце дороги:

Яви мне путь, как им являл!

Дуйсбург. Переложение от 9.05.2005 г.

288(95)

Земная суета сокрыла от меня:

Терпенье Божие имеет срок и меру.

Души я не сберёг. И веру

Сжигал в ночи я и при свете дня

К знаменьям слеп. И нет надежды…

Уж слишком поздно понял я урок:

Для себялюбца всё не впрок.

К Тебе взываю я пока не смежил вежды.

Мне руку протяни с небесной высоты.

Подняться сам я без Тебя не в силах.

Мне не осилить этот перевал.

И от страстей избавь. Избавь от суеты.

Чтобы не слышать зовов, прежде милых.

Чтобы я в смерти вечной жизни ждал.

Мёерс, Бетания. Переложение от 1-2.11.2004 г. 

289(96)

На свете нет презренней человека

И гаже, чем Тебя забывший, нет.

Но верю, Ты простишь нарушенный обет.

Так было на земле от века и до века.

О Вседержитель, не прерви шагов,

Ведущих к Твоему порогу.

Я – человек, идущий к Богу.

Мой путь тернист. Но он таков.

Пусть он таков. Но он мне мил,

Мой путь, ведущий к миру и покою.

Другого мне не суждено найти.

Лишь бы хватило мужества и сил

Пройти дорогою такою.

Я сам избрал её. И я в пути…

Дуйсбург, Хомберг. Переложение от 9.1.2005 г.

290(97)

Оставив груз земных забот и дел,

Друзей оставив и врагов в пучинах света,

Мой утлый чёлн переплывает Лету,

Стремясь в Господен дом, в Святой предел.

Венок терновый, бичеванье, крестный путь,

Страдания и муки Страстотерпца,

Его добром светящееся сердце –

Спасенье обещают мне когда-нибудь.

Да будет милостив ко мне Твой взор.

Да будет мне былое прощено.

Да не грозят мне карой преступленья.

Да будет мне прощён мой грех и мой позор.

Прощение Твоё. Мне всё нужней оно!

Молю Тебя с надеждой, в исступленье.

Мёерс, Бетания. Переложение от 3.11.2004 г. 

 

 

291

Виною мозг изглодан, смущена душа.

И нет надежды на спасенье.

Без веры в всепрощенье, в воскресенье

Живёшь, дыша и не дыша.

Неужто нет надежды ни гроша

Тому, кто от любви в смятенье?

Дуйсбург. Переложение от 12.05.2005 г.

292

Мольбам моим придай звучания и сил.

Мой дух в земной юдоли просвети.

Мне в жизни рок указывал пути.

Я получал всё то, о чём просил.

Все: от купелей до могил –

Обязаны свой путь пройти.

Но знаю: всё в Твоей горсти.

О, не оставь меня! Прибавь мне сил!

Дуйсбург. Переложение от 12.05.2005 г.

293(98)

В конце пути, в злодейства тенетах,

Грехами жизни отягщён и сыт,

Я тот, пред кем с косою смерть стоит.

Но сердце яд пьёт, несмотря на страх.

Слаб человек, и силы сами

Не могут победить соблазны дня

Я жду, когда Ты сам меня

Удержишь пред неправыми стезями.

Но мало мне, о Господи, что Ты

Готов взять душу грешную мою,

Которая когда-то непорочной была.

Пока мы с нею в мире суеты,

Я за неё Тебя молю:

Дай время, чтобы грех забыла.

Мёерс, Бетания. Переложение от 17.10.2004 г.

294(99)

На старости скорблю я о минувшем.

Былые дни незримой чередой

Мучительно проходят предо мной.

Грехи всплывают в памяти уснувшей

Лишь перед смертью ясна стала мне

Никчемность, призрачность соблазнов.

Что жизнь прожив в желаньях грязных,

Я не очищусь, что сгорю в огне.

Пусть верю я а Господню благодать.

Но не дерзки ль, не праздны ожиданья,

Что Он простит, что не закроет вход?

И всё же кровь, что Он за нае отдать

Готов, что принял Он за нас страданья,

Надежду мне на милость подаёт.

Мёерс, Бетания. Переложение от 3.11.2004 г.

295(100) 

Уж слыша звон косы, но только слыша,

Ещё не видя косаря пока,

К благам мирским всё тянется рука.

Ну, а душа уже стремится выше…

Своей судьбы не видит мир. Он слеп.

Надежды нет. Постыдна власти власть.

Всё ложью, злобой напиталось всласть.

Чем эта жизнь, так лучше гроб и склеп.

Отсрочка не упрочит веры:

Ждут верные, ждут Твоего спасенья.

Когда же, Господи, оно придёт?

Зачем же нам Господни двери?

Зачем нам свет Господня вознесенья?
Коль раньше смерть нас в срамоте найдёт.

Мёерс, Бетания. Переложение от 27.11.2004 г.

296(101)

Пускай сулят мне долгие года

Мои желанья, – это лишь желанья.

Смерть знает срок – напрасны упованья.

Известно только ей: кто, где, за что, когда…

К чему нам счастье в этом мире?

Бог только в скорби принимает нас.

Бессмысленно всё то, что тешит глаз.

Чем меньше на весах, – тем тяжелее гири.

Но если, Господи, моя душа

Вдруг воспылает ко спасенью,

Несущему покой и благодать,

Я уповаю на Тебя, Тобой дыша.

Дай, Господи, свершиться вознесенью.

Благим делам негоже долго ждать.

Мёерс, Бетания. Переложение от 4-24.11.2004 г.

297(102)

Чем громче плоти зов,

Тем дольше путь от пут.

А смерть уж тут как тут.

Хоть ты к причастью не готов.

Мёерс, Бетания. Переложение от 30.11.2004 г.

 

 

301

Зачем мне горькая печаль, зачем тоска,

Сомненья сердце изглодали?

Да разве б мне судьба и рок хоть что-то дали,

Когда бы не Твоя дающая рука?

Позволь в творениях остаться навека.

Позволь хоть так шагнуть в земные дали.

Дай сил, чтоб мне уверенность придали.

Дай опереться. Где твоя рука?!

Дуйсбург. Переложение от 12.05.2005 г.

302

Пустые страсти милостью Своей

Ты гасишь. Гасишь словно пену.

И душу вызволив из плена,

Ты сокращаешь срок мучений ей.

Мы все, мы все в горсти Твоей.

Твоя поддержка неизменна.

Всё тлен и прах. И лишь она бесценна

Дуйсбург. Переложение от 12.05.2005 г.

 

 

Вместо «Заключения»

Учитывая обстоятельства написания этого цикла переложений, я постоянно ощущал потребность посвятить хотя бы одно из них моей жене Раисе Вениаминовне Гарбар.

Однако каждое из перелагаемых стихотворений было посвящено его первоначальным автором – великим зодчим Возрождения – обстоятельствам его нелёгкой жизни…

И я не считал возможным перепосвящать ни одно из них.

Впрочем, «когда нельзя, но очень хочется»… И я написал свой собственный сонет.

К сожалению, Раисы Вениаминовны уже нет на этом свете. А сонет остался. Вот он:

Р. В. Г.

Уже собравшись вдаль, за Ахерон,

Уже с монетой мелкою во рту,

Я жду на берегу минуту ту,

Когда появится ладья, и в ней Харон.

Готовясь подойти к Аидовым вратам,

Перебирая имена, коллизии и даты:

Когда и с кем свела судьба когда-то, –

Я думаю: сведёт ли нас и там…

Уже не греет то, что грело кровь.

За Ахероном счёт совсем иной…

Дела мелки и заблужденья ложны.

Всё, что в прошедшем, так ничтожно.

Не торопись, Харон, за ней, плыви за мной.

Молю: продли ей жизнь, а мне – любовь.

Дуйсбург. 24.12.2004 г.  

 

 

 

            СОДЕРЖАНИЕ

 

Вместо «Краткого предисловия»

 

По мотивам стихотворений и сонетов  Микеланджело Буонарроти

 

     1       «Проходит лет бездумных чреда».

      2(2)  «Когда на землю, что устала от трудов,..»

      7(6)  «Скажи же: кто привёл меня…»

      9(5)  «Создавший всё, и части сотворил…»

   18(15) «Душа с пути сбивалась многократно…»

   21        «Всё, всё, что рождено, – обречено».

   25(33) «Раб, мучимый хозяином своим,..»

   32(25) «Грешу, а сам о чистоте тоскую…»

   46(38) «Когда мой молоток, вгрызаясь в камень,..»

   52(39) «Уж если к горнему стремиться свету,..»

   53(40) «Кто ночью на коне, тот днём, пусть и в пути,..»

   56(42) «Меж жизнию и смертию борьбой…»

   57(43) «Дрова и ветер – пища для огня…»

   59(44) «Да будет милосерден дух и чист огонь,..»

   62(84) «Художник, что шедевр творит,..»

   63        «И камень огнь до времени хранит»

   64        «Кресало и кремень рождают сноп огня»

   73        «Погасло пламя – умерла душа»

   74(47)  «В томленье, в скорби и в горенье…»

   87(51) «Того, что не хочу, хочу хотеть…»

   92(74) «У смерти на краю, на склоне лет,..»

   97(88) «Чьё тело – пакля, сердце – серы горсть,..»

 101        «Таинственен сей час, уму непостижим».

 102(56) «Мрачна, зато исполнена покоя –..»

 103        «Материя всеместна и незрима»

 104(71) «Тот, кто из ничего создал…»

  • «Прозрел, прозрел, – ко мне явился Он,..»
  • «Душа дана нам свыше».

 106*      «Как ножны и клинок друг другу подлежать…»

  • «Глаза, взыскующие красоты,..»

 108        «Ведь верно сказано: смешон…»

 109        «Слаб человек: прекрасного вокруг…»

  • «Вы, – те, кто в суете проводят дни,

 132        «Проходит предо мною жизнь былая».

 133        «Проходят дни, и жизнь склоняется к закату».

 134        «– Избранники! Избранники судьбы!»

  • «Года… Года со страстью не в ладу».

 136        «Душа в тоске, глаза не зрят –»

 144        «Кто не мечтает время повернуть,»

162        «Во тьме, наощупь, и теряя путь,»

 236        «Тот мысль Господню высекает,»

 236*      «Творец, кто в муках осознав…»

 237        «Ваянье числим мы первейшим средь искусств…»

238        «Душа жива страстями. Только тот…»

 240        «Лишь мастер может в камне пробудить…»

 241(78)  «Проб бесконечных, долгих лет итогом…»

 247(68)  «Уж лучше спать, иль вовсе мёртвым быть,..»

 248(75)  «Небес посланник, избранан Богом,..»

 285         «Доплыл. У моря жизни на краю,»

 286         «Сонм мыслей суетных, – душе покоя нет».

 287         «С рожденья, Господи, я умолял:»

 288(95)  «Земная суета сокрыла от меня…»

 289(96)  «На свете нет презренней человека,..»

 290(97)  «Оставив груз земных забот и дел,..»

 291         «Виною мозг изглодан, смущена душа».

 292         «Мольбам моим придай звучания и сил».

 293(98)  «В конце пути, в злодейства тенетах,..»

 294(99)  «На старости скорблю я о минувшем…»

 295(100) «Уж слыша звон косы, но только слыша…»

 296(101) «Пускай сулят мне долгие года…»

 297(102) «Чем громче плоти зов,..»

 301         «Зачем мне горькая печаль, зачем тоска,»

 302         «Пустые страсти милостью Своей…»

 

Вместо «Заключения»

Р. В. Г.   «Уже собравшись вдаль, за Ахерон,..»

§650 · Июль 30, 2015 · N4 · · [Print]

Comments are closed.

"Гуманитарный научный журнал" | ЦНИИ "Парадигма"

Прием пожертвований на развитие проекта